Версия для мобильных
 
Логин/e-mail: Пароль:  
Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге
spbdeti.org








Яндекс.Метрика
Пресса о нас \

Мечты малыша из Калининграда исполнились в Петербурге

Пятилетний Ванечка очень хотел научиться ходить.

МАЛЬЧИК ПОБЕДИЛ НЕИЗЛЕЧИМУЮ БОЛЕЗНЬ

Ваня Черноиван пять лет пролежал без движения в своей кроватке в доме-интернате для умственно отсталых детей. Врачи поставили ребенку малоутешительный диагноз - артрогрипоз верхних и нижних конечностей. Мир мальчика ограничивался крохотной и мрачной комнатой с окнами во двор. То, что другие ребята считают данностью и обыденностью - возможность ходить, бегать, учиться, - для Вани было мечтой. Словно заклинание мальчик каждый день произносил свои заветные желания. Перед сном ребенок зажмуривал глазки и тихо-тихо говорил вслух: "Хочу ходить! Хочу бегать! Хочу учиться.

- Я всегда верил в волшебников, верил, что мои желания сбудутся, - возвращается мысленно в те времена Ваня.

Так оно и получилось. В 2008 году врач-хирург петербургского НИИ имени Турнера Ольга Огранович, объезжая Калининградскую область, увидела "запущенного" мальчика, страдающего артрогрипозом верхних и нижних конечностей. Ноги и руки Ванечки были деформированы, он передвигался только ползком, а вот голова у ребенка, сказали врачи, светлая. Ранее специалисты поставили на мальчике крест - тяжелейшее заболевание артрогрипоз считалось неизлечимым. Однако медики из ортопедического Института имени Турнера в Пушкине решили снять тяжелую ношу с рук и ног мальчика. Иван в буквальном смысле слова шагнул вперед вместе с медициной и победил неизлечимую болезнь. Ребенка перевезли в клинику, где провели уникальную операцию по восстановлению активного сгибания локтевых суставов.

- Это были очень сложные операции, - рассказал заведующий отделением артрогрипоза Научно-исследовательского детского ортопедического института имени Турнера Дмитрий Буклаев. - Врачи использовали микрохирургическую технику для пересадки мышц с других анатомических областей для восстановления функции отсутствующих мышц.

КЛЕЙМО "УМСТВЕННО ОТСТАЛЫЙ" СНЯЛИ

Правда, все эти операции растянулись во времени. Неходячего ребенка в инвалидной коляске требовалось привозить в Петербург несколько раз в год. Для бюджета детского дома здоровье Вани оказалось дорогим удовольствием. Оплачивать дорогу двум сопровождающим в оба конца, оформлять загранпаспорта и транзитные визы директор детского дома не мог, карманы сиротского учреждения и без того пусты. Всякий раз искали спонсоров и меценатов, зачастую их не находили. И тогда очередной этап лечения откладывался на неопределенный срок.

- Продолжать в таком режиме было невозможно, - рассказала специалист аппарата петербургского уполномоченного Светлана Раковская. - Только-только врачи добивались результата, как неисправный протез или просроченный курс реабилитации сводили все их усилия на нет. И приходилось начинать сначала...

Руководство дома-интерната, не видя просвета в этой истории, планировало отказаться от курса лечения. Но специалисты Института имени Турнера, почти поставившие мальчика на ноги, не хотели сдаваться. И вот в октябре 2010 года главный врач НИИ Борис Орешков обратился за поддержкой к уполномоченному по правам ребенка в Петербурге. Там решили, что единственный разумный выход из сложившейся ситуации - перевод в сиротское учреждение Петербурга. Директор калининградского детского дома был не против.

- Когда мы в первый раз ехали к Ване, морально настраивались на встречу с больным, умственно отсталым ребенком-инвалидом, - рассказала Светлана Агапитова. - И как удивились, увидев живого, шустрого мальчишку с совершенно чистой речью, который умеет вышивать, писать в прописях, читать-считать. Здесь явно требовался пересмотр диагноза. У ребенка не было умственной отсталости, лишь педагогическая запущенность, которую можно исправить регулярными занятиями.

Тогда же приняли решение перевести мальчика из интерната для умственно отсталых в детский дом. По ходатайству омбудсмена на время пребывания в Петербурге ребенка зачислили в первый класс общеобразовательной школы і 409 Пушкинского района. Учителя проводили уроки прямо в его больничной палате. А в остальное время волонтеры подтягивали мальчика по русскому языку, математике, чтению.

У НАС НЕТ ИНТЕРНАТОВ ДЛЯ "ОПОРНИКОВ"

Светлана Агапитова обратилась в Комитет по образованию с просьбой перевести Ивана после лечения в городское учреждение и оставить мальчика в Петербурге навсегда. Но когда были получены все предварительные договоренности с Калининградом, выяснилось, что в Северной столице нет ни одного сиротского учреждения для детей школьного возраста с нарушениями опорно-двигательного аппарата, есть только для дошкольников - детский дом і 61.

Единственное структурное подразделение в городе некогда существовало при школе-интернате і 9 Калининского района. Но после капитального ремонта школы его закрыли. При этом чиновники из ведомства сами не знают, куда переводить детей из детского дома і 61 по достижении ими школьного возраста.

Тем временем Ваня делал огромные успехи в обучении, а лечение давало ощутимый результат. Мальчик не только самостоятельно вставал, но и ходил с поддержкой. Он успешно закончил вторую четверть, получив положительные характеристики ото всех педагогов. Однако в начале января 2011 года очередной этап лечения закончился. Мальчик снова вернулся в Калининградскую область, потому что места в петербургском детском учреждении для него не нашлось. Но это был уже другой Ваня, самостоятельный. Движения пусть и неловкие, но его. Да и мечты у мальчика стали детские, беззаботные.

- Я мечтаю работать в магазине, потому что люблю сладости, - признавался он с улыбкой перед отъездом.

Но в детских глазах стояли слезы - с родным городом его связывали тяжелые воспоминания о болезни.

ВАНЯ ВОЗВРАЩАЕТСЯ В ГОРОД НА НЕВЕ НАВСЕГДА

Наверное, в этой истории можно было бы смело поставить точку. Ванины мечты сбылись - он ходит и учится в обычной школе, избавился от клейма "умственная отсталость". Но мальчику необходимо постоянно находиться под наблюдением петербургских хирургов, поэтому специалисты аппарата детского уполномоченного продолжали искать возможность перевода ребенка в Петербург.

- Мы решили посетить детские дома города и найти условия, максимально подходящие для детей с нарушениями опорно-двигательной системы. Или же найти руководителя, готового создать такие условия в своем учреждении. Ведь это проблема городского масштаба, и ее нужно решать, - рассказала Светлана Агапитова.

Положение спас директор школы-интерната і 13 Приморского района, который открыл отделение для "опорников" на базе своего учреждения.

- Инициативный руководитель-энтузиаст не побоялся проблем и трудностей, связанных с организацией доступной среды для детей с особенностями в развитии, - рассказали в аппарате детского уполномоченного. - При поддержке администрации Приморского района он сумел создать прекрасные условия для проживания и развития детей, ограниченных в передвижении. Даже дирекцию перенесли на второй этаж, чтобы ребятам досталась просторная спальня. Продуманы зал лечебной физкультуры, медицинские кабинеты. И уровень обучения у воспитанников будет наравне с другими детьми.

***

"А мне здесь нравится!.."

...Ваня очень обрадовался, узнав, что ему не придется теперь уезжать из Петербурга. В начале октября путь в детский дом через привычные интерьеры больницы для Вани был тяжелее обычного - он жутко волновался перед встречей с новыми друзьями.

- Ваня все расспрашивал: какие там ребята? Чем занимаются? Захотят ли они с ним играть? - рассказала специалист аппарата Светлана Раковская. - Но с первой минуты он нашел новых друзей, от которых получил подарки.

Ванечка, не привыкший к всеобщему вниманию, поначалу даже нервничал. Тогда к нему подошел спокойный, добродушный человек и спросил:

- Хочешь, я отведу туда, где никого нет?

Оказалось, что это педагог-психолог. Он забрал ребенка в свой кабинет, где они быстро нашли общий язык, разговорились. Ваня с восхищением смотрел на фортепиано.

- Ты умеешь играть? - спросил ребенок своего нового взрослого друга.

- Да, умею.

-А меня научишь?..

Психолог утвердительно кивнул.

После этого довольный мальчик согласился пойти в общий зал к другим ребятам. Ему провели экскурсию по всему учреждению, показали, где он будет спать, где учиться, где кушать. И когда он в первый раз сел обедать с новыми товарищами, внимательно глядя на каждого, тихо-тихо прошептал: "А мне здесь нравится!.."

Так выглядел первый день Ваниного пребывания в школе-интернате і 13.

Сейчас мальчик находится тут уже почти два месяца. По словам педагогов, он довольно успешно учится в школе. Еще не по всем предметам пятерки, но он старается.

- Ваня пробудет здесь столько, сколько понадобится для того, чтобы он вылечился и стал самостоятельным, - рассказала Светлана Раковская. - Здесь он будет ходить в школу. Ребенок получит все меры социальной поддержки, и мы надеемся, что для Ванечки найдутся родители, которые захотят взять его в семью.

***

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Уполномоченный по правам ребенка в Петербурге Светлана АГАПИТОВА:

- Ваня переехал в новый дом почти два месяца назад. Сказать, что ребенок рад, - ничего не сказать. Он просто в восторге! По телефону взахлеб рассказывает, как много всего они делают с новыми друзьями. Ваня попал в очень чуткие, заботливые руки. Думаю, он и сам это понимает. Но все же было бы здорово, если исполнится главная Ванина мечта - найти любящих маму и папу...

Эта ситуация дала много не только Ване, но и нам. Она на живом примере высветила "белые пятна" образовательной системы в сиротских учреждениях, которые своевременно были восполнены, в том числе и благодаря Ванечке из Калининграда. Как-то так получилось, что дети с проблемами опорно-двигательного аппарата оказались за бортом образовательной программы. Интернатов для детей-"опорников" в Петербурге не осталось. Это пробел, который городу еще предстоит решать, и мы готовы помочь в этом.

«Комсомольская правда №179»



Мы в соцсетях:


           




Полезные сайты для детей



       

© 2010-2020 Уполномоченный по правам ребёнка в Санкт-Петербурге. СПб, переулок Гривцова, д. 11 Тел. (812) 576-70-00