Версия для мобильных
 
Логин/e-mail: Пароль:  
Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге
spbdeti.org








Яндекс.Метрика
О работе Уполномоченного \ События, факты, комментарии \

Уполномоченные и прокуратура – на страже детских интересов!


Сегодня состоялась встреча участников Координационного совета Уполномоченных по правам ребенка СЗФО с заместителем начальника управления Генеральной прокуратуры РФ в округе Светланой Лакотой. К участию в разговоре также была приглашена начальник отдела по надзору за исполнением законодательства о несовершеннолетних прокуратуры Санкт-Петербурга Ольга Качанова.

В начале беседы представители надзорного ведомства пояснили, что в Генпрокуратуре нет профильных отделов по «детским» вопросам, теперь они входят в так называемый «общий надзор». Нет и специальных инструкций по взаимодействию с Уполномоченными по правам ребенка – в каждом субъекте этот вопрос решается индивидуально, как правило, в рамках действующего соглашения. Однако, отметила Светлана Лакота, любые общезначимые для всего региона проблемы ведомство готово рассматривать на рабочих группах.

Как выяснилось, в целом, Детские правозащитники находят общий язык с надзорными органами. Фактически все Уполномоченные упомянули об успешном обмене информацией и участии в совместных мероприятиях. И всё же некоторое недопонимание порой возникает. К примеру, не всем прокуратура позволяет использовать предоставленные сведения о положении детей для официальных докладов.

«Я думаю, это индивидуальный случай, а не система. Если речь идет о персонифицированной информации, мы обязаны предупредить о соблюдении конфиденциальности. Но использовать полученные от нас данные можно», - отметила представитель окружного ведомства.

Далее беседа перетекла в русло конкретных проблем. Председатель Координационного совета Светлана Агапитова затронула проблему «злостных алиментщиков», которые реальное наказание получают крайне редко, и поэтому не спешат отдать ребенку свой родительский долг.

По словам Ольги Качановой, на федеральном уровне создан регламент по работе прокуратуры со службой судебных приставов. Но на местах каждый отрабатывает его по-своему. Например, в Петербурге есть четкая установка: максимальный срок взыскания – 4 месяца и максимальное количество предупреждений – 2. После возбуждается статья 157 УК РФ («Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей»). Тем не менее, сотни обращений в адрес Уполномоченного и многомиллионные задолженности по алиментам свидетельствует о том, что ситуация по-прежнему остается критической…


Дмитрий Шахов, Уполномоченный Псковской области, поднял тему противоречий в законодательстве разного уровня. К сожалению, не всегда новые региональные и федеральные проекты приведены в соответствие, что вызывает немало спорных ситуаций. «Мы обязаны сверять, чтобы нормативные акты не противоречили друг другу, - ответила Светлана Лакота. – И если кто-то из ваших коллег увидел противоречия – направляйте нам, мы обязательно рассмотрим. Но нужно понимать, что позиция Минюста и Прокуратуры может не всегда совпадать…».


Мурманский Уполномоченный Борис Коган поинтересовался готовностью надзорного ведомства сотрудничать по судебным делам - ведь региональные уполномоченные при отстаивании интересов ребенка не вправе самостоятельно обращаться в суд.

По мнению экспертов, привлекать прокуратуру в этих случаях можно и нужно. И такая практика уже существует. К примеру, вопрос лекарственного обеспечения детей с редкими (орфанными) заболеваниями в Петербурге. Вопрос решился во многом благодаря слаженным действиям Детского Уполномоченного и городской прокуратуры.

Светлана Агапитова отметила еще один хороший повод для сотрудничества - законодательная инициатива, которой «детские» правозащитники тоже не наделены. И даже предложила конкретную проблему, которой можно заняться – поддержка приемных семей: «Для бюджета гораздо выгоднее платить зарплату профессиональным приемным семьям, чем содержать детский дом. И для детей это гораздо лучше. Однако продвинуть эту инициативу крайне сложно. Может, нам стоит объединить усилия?».

Светлана Лакота поддержала идею о совместной работе по законотворчеству, но пояснила, что инициатива прокуратуры – не гарант того, что проект будет рассмотрен и одобрен: «Мы можем только инициировать. А воздействовать на Правительство и Законодательное собрание мы не можем…».

В завершение встречи, участники обсуждения подняли один из самых злободневных вопросов – о переводе детских домов из образовательной сферы в социальную. Как отметили Детские правозащитники, пока вопросов больше, чем ответов. Социальная работа подразумевает только присмотр и уход. То есть, воспитательная и образовательная деятельность из учреждений уйдет. А вместе с ней - и педагоги, с которыми дети жили годами...


«В итоге, должны остаться только нянечки, которые будут присматривать за воспитанниками, - пояснила Светлана Агапитова. – И у специалистов есть реальные опасения, что таким образом все хорошие традиции и многолетние наработки будут утрачены. Как и профессиональные кадры, у которых был налажен контакт с ребенком, которые могли корректировать его поведение…»

«К сожалению, так бывает: сначала вносится закон, а потом учитываются последствия…», - отреагировали представители надзорного ведомства и предложили детским уполномоченным направлять свои предложения по данному вопросу.

Однако, как показывает практика, времени на раздумья не так уж и много: в Москве уже все детские дома, дома ребенка и опека переведены в социальную сферу. В Петербурге мероприятия по переводу планируется завершить до нового года.

Светлана Агапитова затронула еще одну острую проблему – закрытие малокомплектных детских домов. Данные учреждения ликвидируют под маркой «неактуальности», поскольку часть воспитанников уже передана в семьи. Зато оставшиеся дети вынуждены покидать родные стены и переезжать в другой детский дом – уже не такой маленький и уютный. «В результате, сиротских учреждений действительно становится меньше. Но ведь жизнь детей от этого не становится лучше…», - резюмировала Уполномоченный. И в качестве иллюстрации привела пример с расформированием детского дома в Московском районе, 13 воспитанников которого так и не смогли освоиться на новом месте, открыто выражали протест, и в качестве наказания регулярно направлялись в психиатрическую больницу.

Прокуроры пообещали, что каждый случай расформирования и реорганизации образовательного учреждения будет тщательно изучаться на предмет соответствия нормам законодательства. Но, по словам специалистов, универсальных рекомендаций для всего региона в данном случае быть не может.

В продолжение темы, Уполномоченная Ленобласти Тамара Литвинова рассказала другой похожий случай. В Тосненском районе дети вынуждены каждый день ездить в школу за 18 км от дома: «Каждый день туда и обратно по трассе «Скандинавия»! А мне отвечают, что по СанПиНам - можно. Разве это не ухудшение положения детей?». Присутствующие эксперты из надзорного ведомства согласились с тем, что так быть не должно. Однако моральный аспект не всегда имеет юридическую основу. И если все формальности соблюдены, предъявить какие-либо претензии сложно…

«Вопросов было поднято много, - рассказывает Светлана Агапитова. - Уполномоченным по правам ребенка и прокуратуре действительно есть, что обсудить и над чем совместно поработать.

По итогам встречи Координационным советом будут составлены практические рекомендации по межведомственному взаимодействию с надзорным ведомством на территории Северо-Западного федерального округа. И, по просьбе коллег, мы будем ходатайствовать о проведении совместных совещаний на базе Управления Генпрокуратуры. Чтобы иметь возможность поделиться опытом совместной работы и подвести промежуточные итоги».

Эта история целиком

Также по теме «Орфанные заболевания»


Добавить комментарий:

E-mail:   Пароль:

Не зарегистрированы? Регистрация

 Пожалуйста, введите код с картинки:



Мы в соцсетях:


           




Полезные сайты для детей



       

© 2010-2018 Уполномоченный по правам ребёнка в Санкт-Петербурге. СПб, переулок Гривцова, д. 11 Тел. (812) 576-70-00