Версия для мобильных
 
Логин/e-mail: Пароль:  
Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге
spbdeti.org







О работе Уполномоченного \ Экспертный совет \

Выявлять или помогать?


Сегодня Экспертный совет при Уполномоченном по правам ребенка в Санкт-Петербурге обсудил проблему оказания помощи детям, страдающим наркотической и алкогольной зависимостью.

В дискуссии приняли участие специалисты системы здравоохранения, образования, представители надзорных органов, а также руководители сиротских учреждений и профильных общественных организаций.

«Судя по цифрам, у нас и так всё хорошо. Давайте подумаем, как сделать, чтобы стало еще лучше…», - открыла встречу Светлана Агапитова. Присутствующим экспертам эта ирония хорошо понятна. Ведь не далее, как неделю назад на расширенном заседании антинаркотической комиссии главный нарколог города Александр Софронов сообщил, что в городе всего 16 наркозависимых подростков.

Количество «учетников» несколько выше: 282 несовершеннолетних с алкоголизмом и 108 с наркоманией. Однако специалисты, напрямую работающие с «трудными» детьми, уверяют, что реальные цифры гораздо страшнее. И существующая система профилактики проблему никак не решает.

По мнению экспертов, на антинаркотическое тестирование, которое с января 2014 года будет повсеместно проводиться в образовательных учреждениях, надежда слабая. «Очень поспешное, эмоциональное решение», - отметил Виктор Григорьев, заместитель главного врача Городской наркологической больницы. По его мнению, нужны не «опросники», а психологические и медицинские консультации, в ходе которых будет предложено исследование в виде теста. Да, ребенок может от него отказаться. Зато он будет знать, куда идти и что есть люди, готовые ему помочь. Это будет гораздо лучшей первичной профилактикой, чем анкетирование.

«А насколько правильно, что этим вопросом занимается школа, а не родители?», - подняла вопрос Уполномоченный.

По мнению экспертов, в корне неправильно: «Образование может заниматься воспитательной профилактикой, но никак не медицинской».

Задача первичной профилактики – выявление среди школьников так называемой «группы риска» - тех лиц, которые предрасположены к употреблению наркотических веществ. Но что будет после того, как они станут известны?

По идее, школа не должна знать имена своих «героев» - только количество. Если оно выдающееся, учреждение, скорее всего, постигнет череда проверок в виде более тщательных (но по-прежнему анонимных) исследований. Уже медицинских.

«Если тестирование анонимное, как родители узнают, что их ребенок употребляет наркотики или алкоголь? И будет ли об этом знать директор?», - уточнила Светлана Агапитова. По закону, это - конфиденциальная информация – врачебная тайна, о которой известно только ребенку (или его законному представителю) и медику. Но как сложится практика – точно не знает никто. Во всяком случае, никто не гарантирует, что «положительный» результат теста не скажется на дальнейшей судьбе учащегося.

Сергей Дугин, руководитель Фонда «Гуманитарное действие», рассказал об опыте Морской Академии, где студентам тоже предложили пройти безобидный «анонимный» тест. В итоге, всех, кто употреблял запрещенные вещества, отчислили, как говорится, без суда и следствия.

Светлана Агапитова добавила, что практика с накро-тестированием существует в некоторых ВУЗах «стратегического» назначения и при поступлении на военные кафедры. Но одно дело совершеннолетние люди, которые идут на этот шаг осознанно, а другое дело – школьники, за которых решение принимают взрослые. Причем, «родительские» дети – это одна история: мамы и папы могут просто пожурить, провести разъяснительные беседы. А будут ли искать индивидуальный подход к детям в сиротских учреждениях или всё будет заканчиваться принудительной госпитализацией, от которой, по мнению экспертов, толку мало, если за ней не стоит качественная реабилитация?

Павел Петрушенко, председатель РОО «Общество защиты детей» рассказал об опыте приютов «Маша» и «Надежда». Руководство самостоятельно закупает материалы и периодически проводит тестирование своих воспитанников. За год выявляется порядка 4-5 случаев на 30 человек. Порядка 2-3 человек остаются на контроле.

Однако больших надежд на данное исследование специалист не возлагает, поскольку продвинутые современные дети, при желании, могут с легкостью обойти тест – способы без труда можно отыскать в Интернете.

Кроме того, те же каннабиноиды определяются в течение трех-четырех суток. И если ставится задача выявить зависимость подростка, тестирование следует проводить несколько раз в неделю – причем, со всеми мерами предосторожности, чтобы тестируемый не успел испортить образец или подменить. Но будут ли так тщательно подходить к этому вопросу в школах? «По сути, это не тестирование, а академическое исследование, которое научный интерес, возможно, и будет представлять, но практический – нет», - уверен эксперт и также задается вопросом, а что делать с теми, кто уже уличен в употреблении?

Раньше вопрос решался с помощью отделения подростковой наркологии в ДИБ №3, где в течение трех недель наркологи и психотерапевты вели интенсивную работу с подростками, не просто снимая острый синдром, но и помогая выработать мотивацию к выздоровлению. «Без мотивации лечение и реабилитация бесполезны, - уверены специалисты. – Результата не будет».

После закрытия отделения остался вариант с ЦВЛ «Детская психиатрия». Но к его услугам педагоги стараются не прибегать «в виду негативного прошлого опыта». Во всяком случае, стационарно. Что касается амбулаторных наркологических диспансеров, то их «профилактическая работа» заключается в периодических (примерно 1 раз в полгода) консультациях врача, от которых не так уж много пользы…

Как выяснилось, проблема существует не только с «первой помощью», но и с последующей реабилитацией. «В наших учреждениях нет условий для компенсации психологических проблем», - отметил директор Центра для несовершеннолетних «Дом Милосердия» Владислав Никитин. Однако такой ресурс имеется в других учреждениях города – например, СП «Новое поколение» весьма эффективно спасают юные жизни при помощи трудотерапии. «Как только повышается производительный план – сразу снижается употребление алкоголя, сигарет и т.д.», - отметил бессменный директор предприятия Михаил Дмитриев. Такой же положительный результат дают массовые мероприятия, требующие активной творческой деятельности. Ну и, конечно же, социальное влияние большого коллектива, не приветствующего вредные привычки, тоже никто не отменял.

И всё же, по мнению специалиста, главная задача при работе с «трудными» подростками даже не реабилитация, а успешная адаптация: «В наши дни добиться массовой «чистоты» - нереально. К сожалению, многие взрослые позволяют себе «снять стресс» кружечкой пива вечером. Никто не говорит, что это правильно, но искоренить все недостатки общества невозможно: можно «либо расстрелять, либо социализировать».

Эксперты выразили согласие с позицией коллеги. Ведь главная задача профилактики – «не запускать» проблему вглубь. Но хорошо, если подросток действительно видит в своих «вредных привычках» эту самую проблему. А если нет?

Как отметила заместитель главного врача ДГБ №5 Светлана Минченко, нередко юные пациенты, попадая с абстинентным синдромом, еще и гордятся тем, что злоупотребили «благородными напитками» типа виски или коньяка. И жаждут только одного – поскорее сбежать и вернуться к привычному образу жизни: «Им нужны не больничные койки, - полагает специалист. – Им нужна нормальная обстановка, в которой знающие люди объяснят пагубность их привычки».

Эксперты высоко оценили опыт «Балтийского берега», где на базе оздоровительного лагеря создан стационар для 20 пациентов в возрасте до 15 лет. Дети попадают сюда по направлению ГППМС-центра и, находясь под наблюдением специалистов, лечатся, учатся и социализируются одновременно.

Понравился и проект МБОО «Время семьи», о котором рассказала Татьяна Сарычева – семья, находящаяся в ремиссии, помогает подросткам справиться с вредными привычками.

«Схема хорошая, - отметила Светлана Агапитова. – Но надо раздвигать возрастные рамки и объединять усилия специалистов сразу всех областей». Уполномоченный напомнила о своей инициативе по созданию реабилитационного центра для детей с алкогольной и наркотической зависимостью на базе загородного лагеря, в котором будет оказываться сразу и медицинская, и педагогическая, и социальная поддержка. Участники встречи единогласно одобрили идею, поскольку наличие подобного Центра сняло сразу бы все вопросы лечения и реабилитации «зависимых». Но для реализации данного проекта потребуется немало усилий и затрат. «Специалисты-то у нас найдутся, - заключили эксперты. - Здесь вопрос политической воли и материальной базы. Пойдет ли город навстречу?..».

Светлана Агапитова: «В ходе обсуждения мы с экспертами пришли к выводу, что в первую очередь, нужно разработать городскую программу - региональный документ, в котором будет подробно описана система выявления и оказания помощи детям, страдающим наркотической и алкогольной зависимостью. И создание Центра станет одной из ее частей.

Реабилитация детей должна быть не только эффективной, но и безопасной. Ведь главная причина, по которой подростки боятся обращаться к врачам – огласка и негативные последствия от постановки на учет. А сколько еще таких «подводных камней»? Чтобы учесть все возможные нюансы, в группу по разработке Городской программы должны войти не только эксперты профильных ведомств, но и практики, которые за много лет работы уже накопили колоссальный опыт.

Свое видение ситуации и предложения по данному вопросу я в ближайшее время направлю в Правительство».

Также по теме «Наркотическая и алкогольная зависимость»

Нет комментариев

Добавить комментарий:

E-mail:   Пароль:

Не зарегистрированы? Регистрация

 Пожалуйста, введите код с картинки:



Мы в соцсетях:


           

© 2010-2016 Уполномоченный по правам ребёнка в Санкт-Петербурге. СПб, переулок Гривцова, д. 11 Тел. (812) 576-70-00