Версия для мобильных
 
Логин/e-mail: Пароль:  
Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге
spbdeti.org








Яндекс.Метрика
О работе Уполномоченного \ События, факты, комментарии \

Светлана Агапитова представила в ЗакСе ежегодный доклад


Сегодня Уполномоченный по правам ребенка выступила перед депутатами Законодательного собрания Санкт-Петербурга с представлением Ежегодного доклада. Светлана Агапитова подвела итоги пятого года своей работы, рассказала об успехах, которых удалось добиться за прошедший период, а также обозначила ряд проблем, которые городским властям еще предстоит решить.

«В 2014 году в Санкт-Петербурге родилось 67 233 ребенка. Уже несколько лет сохраняется тенденция по повышению рождаемости, только за последний год детское население в городе увеличилось на 30 тысяч человек. Из общего числа детского населения 12 675 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Их постепенно становится меньше, но это те дети, которые требуют особого внимания.


Увеличилось общее количество семей, воспитывающих детей (514 681). Но вместе с тем появилось больше семей, (13 339) воспитывающих детей-инвалидов. В минувшем году почти на 10 тысяч увеличилось число малоимущих семей (48 336), которым здесь и сейчас нужна поддержка государства.

В то же время на 3,5 тысячи выросло количество многодетных семей(23 724), перед которыми у города немало социальных обязательств, чуть меньше стало неполных семей (64 448), в которых воспитывается около 75 тысяч детей. О них тоже надо думать.

В 2014 году в Санкт-Петербурге умерло 445 детей, из них 133 - приехали на лечение из других регионов России. Младенческая смертность в минувшем году составила 4,22 промилле. Это самый низкий показатель в стране. В среднем по России он составляет 7,4 на 1000 родившихся живыми детей.

И еще несколько количественных показателей, касающихся непосредственно работы Уполномоченного по правам ребенка.


В 2014 году в мой адрес поступило 3352 письменных обращения, на 7% больше, чем в 2013. Около 3000 заявителей обратились устно, более 1000 человек получили юридические online-консультации и ответы на свои вопросы в рамках обсуждения на форуме официального сайта Уполномоченного.

Всего за 2014 год сотрудниками аппарата и мною лично принято почти 6 тысяч граждан. За прошедший период мы посетили более 200 детских учреждений, приняли участие в 260 судебных процессах.


Если говорить о тематике письменных обращений к Уполномоченному по правам ребенка, то в принципе она стабильна из года в год.

Наибольшее количество обращений по-прежнему касаются жилищных прав детей (21,2%), права на образование (18,3%) и нарушений прав ребенка одним из родителей (18,7%). Более высокие показатели наметились в минувшем году в области социальной поддержки семьи (7,1%) и охраны здоровья (4,2%).


Массовость жалоб жилищной тематики обусловлена большим количеством ветхого жилья, коммунальных квартир и ростом населения в результате миграции. Именно жилищные проблемы, зачастую, влекут за собой проблемы демографические, поскольку молодые семейные пары откладывают появление детей из-за отсутствия благоустроенной квартиры.

Часть обращений касается улучшения жилищных условий. Иногда претензии наших заявителей необоснованны, но многие, действительно, вправе претендовать на скорейшее решение их вопроса с жильем. По состоянию на 1 января 2015 года, 578 семей, имеющих в своем составе трех и более несовершеннолетних детей, были обеспечены жилыми помещениями. Более 3 тысяч многодетных семей по-прежнему нуждаются в предоставлении квартир.

Но прогресс в этом вопросе – налицо. В 2010 году жилыми помещениями обеспечивались семьи, вставшие на учет в 1992 году, а в 2014 году - вставшие на учет до конца 2011 года. Очень хочется, чтобы темпы предоставления жилья «многодеткам» не снижались. А вас я хотела бы попросить подумать о возвращении в Социальный кодекс такой меры поддержки, как предоставление субсидии на улучшение жилищных условий при рождении одновременно трех и более детей. Эта статья у нас была, но незаметно исчезла. В прошлом году в Санкт-Петербурге родилось 22 тройни. Это все-таки особая ситуация, и многие регионы, понимая это, вводят либо жилищный сертификат на 3 миллиона, либо предоставляют квартиру, либо выделяют средства на индивидуальное жилищное строительство.

По состоянию на начало 2015 года, 105 семей с детьми-инвалидами были обеспечены жилыми помещениями по договору социального найма. Тем не менее, 590 семей по-прежнему состоят на учете в качестве нуждающихся в предоставлении жилья.

При наличии политической воли Санкт-Петербург способен ликвидировать эту очередь. Если в этом и следующем году не возникнет других льготных категорий для обеспечения жильем, то решение проблемы ребенка- инвалида, проживающего в неприемлемых условиях, в первую очередь без доступной среды, должно стать первоочередной задачей.

В 2014 году в адрес Уполномоченного продолжали обращаться граждане – ипотечные заемщики, утратившие платежеспособность. Особенно остро этот вопрос встал в конце года для тех, кто оформил ипотеку в иностранной валюте. Безусловно, мы стараемся помочь, взаимодействуя с кредитной организацией и Ассоциацией банков Северо-Запада. Но по-хорошему, государство должно признать свою вину за то, что случилось, и компенсировать убытки банков. Иначе тысячи семей (в Петербурге около 7 тысяч), в том числе с малолетними детьми, окажутся на улице. Я не призываю помочь этим семьям за счет бюджета Санкт-Петербурга, но это может быть федеральной инициативой, исходящей от вас.

В соответствии с Жилищным Планом, в 2014 году 280 детей-сирот были обеспечены помещениями специализированного жилого фонда. На этот год подлежат обеспечению 603 человека. В отличие от многих других субъектов РФ Санкт-Петербург выполняет свои обязательства. Коллега из Вологды, например, рассказала, что очередь у них более 2,5 тысяч. И ресурсов на ближайшее время нет.


Согласно Постановлению правительства, сотрудники Аппарата Уполномоченного участвуют в заседаниях жилищных комиссий районов, и сталкиваются с такими проблемами:

- Необоснованное требование от детей-сирот решений суда о принудительном обмене жилых помещений даже если в данных жилых помещениях проживают лица, не являющиеся членами семьи сироты, что само по себе является основанием для обеспечения жилым помещением.

- В соответствии с действующим законодательством, жилые помещения должны предоставляться сиротам по месту жительства, однако единого легального понятия «место жительства» не существует. Поэтому районные администрации отказывают детям-сиротам во включении в список на том основании, что они имеют регистрацию в другом субъекте РФ, хотя фактически длительное время проживают в Санкт-Петербурге.

И я уже не первый год настаиваю, на расшифровке в законодательстве понятия «место жительства». Если ребенок взят много лет назад под опеку из другого региона и имеет регистрацию по месту жительства опекуна, то жильем его обеспечивать должны мы. А мы его пытаемся отправить в регион, откуда он уехал в малолетнем возрасте. Там он уже давно снят с учета. И получается некий «футбол».

Ну вот квартиру 18 –летнему ребенку предоставили. И тут возникает неожиданный вопрос о постинтернатном сопровождении. Не могу не сказать об этой проблеме. Согласно проверке городской прокуратуры и данным нашего мониторинга, примерно половина детей в этих квартирах не проживает, а сдаёт их, причем нелегально. Потому что легально невозможно, так как это помещение спецжилфонда. По идее районная жилищная комиссия должна следить за тем, как сирота там живет, но эта схема не работает. Получается, что человек 10 живут в одной квартире, а остальные сдают свое жилье тысяч за 20, плюс получают пособие, так как не устроились на работу. Мотивация жить самостоятельно и трудиться сводится при этом к нулю. У нас есть замечательное Постановление о постинтернатном сопровождении выпускников сиротских учреждений, в котором четко прописано кто, за что и когда отвечает.


Но, судя по тем данным, которые мы собрали по выпускникам 2014 года, система пока не работает. В прошлом году выпустилось 209 человек. О 26 в Центрах помощи семье и детям нет вообще никаких сведений . Больше половины сразу отказались от социального сопровождения, 143 – не трудоустроены. Статистика печальная. Сейчас вступило в завершающую стадию формирование единой базы выпускников. Возможно, это поможет переломить ситуацию. Но на самом деле, а это мое глубокое убеждение, у таких детей рядом должен быть взрослый друг, наставник, если хотите. Потому что, к сожалению, многие из них к государственным структурам относятся исключительно с потребительской позиции.

И продолжая тему детей – сирот, хочу рассказать о том, какие тенденции возникли в 2014 году.


Сейчас в учреждениях находится 2246 детей, оставшихся без попечения родителей. За последние пять лет количество детей, проживающих в учреждении, сократилось практически вдвое, что не может не радовать.

Однако на полном государственном обеспечении остается почти 4500 детей. Половина - это дети, проживающие по заявлению родителей в 10 домах ребенка, 16 Центрах для детей-сирот, в 10 школах-интернатах, а также в 16 социально-реабилитационных центрах и приютах. Это серьезная проблема, которая требует участия государственных органов. Сейчас работой с 60 семьями, поместившими детей в дома ребенка, занимается благотворительный фонд Родительский мост. Мы очень надеемся, что многие мамы, почувствовав поддержку, найдут в себе силы вернуть ребенка в семью.


К сожалению, у нас пока еще очень много отказов от новорожденных. В 2014 году их было 290 в родильном доме, в больнице, в доме ребенка. С матерями, готовыми отказаться от новорожденного тоже надо работать. Пока же не хватает психологов на каждый случай. А между тем, 30 женщин из 100 после предложенной помощи, меняют свое решение и забирают ребенка домой. Конечно, некоторым нужно дальнейшее сопровождение, но многие потом сами решают свои проблемы. У нас был случай, когда молодая мама передумала через три дня после отказа, и мы помогли ей вернуть малыша. И была мама, которая одумалась через 12 лет. Тут мы ничем не могли помочь, девочка уже давно была удочерена.

В 2014 году было впервые выявлено 1163 детей, оставшихся без попечения родителей, из них биологических сирот — только 313. Это означает, что только четверть выявляемых ежегодно детей, не являются «социальными сиротами». Во многих случаях при своевременной системной и профессиональной организации профилактической работы, эти дети могли бы сохранить свои кровные семьи.


Постепенно снижается, но все еще велико число детей, родители которых лишаются своих прав. В 2014 году их было 472 человека. Еще были дети, поступившие в учреждения в результате ограничения в родительских правах и отобранные из семьи при угрозе жизни и здоровью. То есть социальное сиротство – это бич нашего времени. О кризисе института традиционной семьи сегодня говорится довольно много. Проблем, которые способствуют этому, еще больше. Это и отсутствие необходимых социальных гарантий для семьи, психологическая незрелость и неготовность людей к воспитанию ребенка, особенно если это молодые родители, которые сами не были окружены любовью и заботой в 90-е годы. Психологи даже изобрели термин «воспитание воспитателей». И мы стараемся помогать семьям, которые, расставшись с ребенком и осознав, что он – самое дорогое, что есть в жизни, встали на путь исправления. В прошлом году 28 родителей восстановились в родительских правах. Но все равно это очень мало. Причина еще и в том, что когда ребенок оказывается в учреждении, с семьей никто не работает, и она продолжает катиться по наклонной плоскости. А если бы вовремя протянуть ей руку помощи?

И еще у нас есть так называемые вторичные отказы, в результате которых из года в год в основном подростки попадают в детские дома. В 2014 году им выдана была 71 путевка. Основные причины таких отказов: переходный возраст приемных детей, несхожесть темпераментов, проблемы общения, поведения, трудности во взаимопонимании, обнаруженные позже диагнозы. Порой конфликты возникают между кровными и приемными детьми. И в прошлом году у нас было 5 разусыновлений! Это много. Но специалисты прогнозируют рост вторичных отказов из-за неуверенности в завтрашнем дне, и из-за того, что полученные от государства пособия семья истратила, не найдя в дальнейшем в себе сил на воспитание ребенка. Какой выход? Сопровождение приемных семей специалистами школ приемных родителей, где они проходили подготовку. И мы еще предложили в случаях потенциальных вторичных отказов проведение медиации. В Иркутской области был такой опыт. В результате 80 из 100 семей не распались. А иногда опекунам и детям надо просто дать возможность высказать накопившиеся претензии, которые без помощи конфликтолога они не озвучивают. Многие просто не слышат друг-друга.


Вот и получается, что сиротские учреждения у нас непрерывно пополняются.


И об устройстве в семьи несколько цифр. В общей сложности было устроено в семьи 1124 ребенка. Это меньше, чем в 2013 году.

378 детей усыновлены, из них 124 иностранными гражданами. Под опеку и в приемную семью были переданы соответственно 453 и 293 ребенка. В минувшем году петербуржцы были гораздо активнее жителей других регионов. 72% детей остались в нашем городе. Отчасти этому способствовала активная работа регионального банка данных, органов опеки и попечительства, активизация проекта «Петербургских родителей» «Дети ждут» при содействии Комитета по социальной политике.

В 2014 году к этому проекту подключились 8 сайтов органов опеки и попечительства, еще 3 находятся в стадии разработки. Размещено было 274 детские анкеты. И в связи с семейным устройством снято уже 115. И что очень важно, из них 15 детей школьного возраста. Даже 8 летний мальчик с синдромом Дауна нашел любящих родителей. Спасибо Андрею Юрьевичу Анохину, Марине Анатольевне Шишкиной и Максиму Львовичу Резнику за поддержку этого проекта.

Конечно, по - прежнему российские граждане предпочитают брать в семьи маленьких детей, без проблем со здоровьем. Хотя 5 детей – инвалидов были устроены в российские семьи, 4 – в иностранные. Особенно радует, что 179 малышей вернулись к своим родителям, то есть в биологические семьи. Это то, о чем я говорила выше. И потенциал этот еще не исчерпан.


Что же касается деток более старшего возраста, то на все формы семейного устройства, включая возврат в биологические семьи, в 2014 году было передано всего 153 ребенка. К сожалению, есть детские дома, из которых дети практически не устраиваются в семью. И это тоже потенциальная задача. Потому что пока еще мы часто слышим от их руководителей фразы: в нашем детском доме ребенку лучше, чем в семье…, вы нас хотите без работы оставить…, не отдам девочку, потому что она в хоре поет, а у нас скоро концерт… Это и смешно и грустно. Но согласно Постановлению правительства, с 1 сентября этого года центры для детей, оставшихся без попечения родителей, обязаны будут заниматься и семейным устройством и сопровождением приемных семей.


В результате в банке данных детей, подлежащих устройству в семью, у нас увеличивается количество детей старшего возраста и с ограниченными возможностями здоровья. Для их устройства нужны новые формы. Возможно, если будет принят закон о социальных воспитателях, они тоже смогут обрести родителей, а сотрудники учреждений не останутся без работы.

А тем детям, которые не попадут в семьи, (надо сказать, что далеко не все подростки хотят в семью), в центрах необходимо создать условия, приближенные к семейным. Сейчас эта работа уже ведется. И им по прежнему нужно ваше внимание! Например, в детском доме №3 говорят большое спасибо за участие Павлу Михайловичу Солтану. А всего в сиротских учреждениях в минувшем году побывали 6 депутатов.

Хотелось бы сказать несколько слов о ненадлежащем исполнении родителями своих обязанностей. В Петербурге в прошлом году было много резонансных случаев. Напомню лишь о смерти пятимесячной малышки, 18-летняя мама которой ушла из дома на 2 недели. Или о жестоком избиении сожителем матери двухгодовалой девочки. Или о гибели 9-месячной девочки, также избитой отчимом.

Ужасно, когда в роли того, кто обижает ребенка, выступает родитель.


Тем не менее, в 2014 году по факту жестокого обращения с ребенком в семье по статье 156 Уголовного кодекса Российской Федерации зарегистрировано 26 преступлений. Тут удивляет порой равнодушие детских врачей, соседей, родственников, которые вовремя не обратили внимания и не сообщили никому о том, что в семье не все ладно. А ведь в таких случаях лучше перестраховаться.

В летний период с пугающей частотой в сводках появляется информация о детях, выпавших из окон. В 2014 году зарегистрировано 31 падение детей из окон, в 9 случаях дети получили травмы, несовместимые с жизнью. Тоже все по недосмотру родителей.

А всего, не только в семье, в 2014 году в Санкт-Петербурге было совершено 360 (2013 - 470) преступлений в отношении несовершеннолетних, расследованием которых занимался Следственный комитет. Это 16 убийств, 10 – причинение тяжкого вреда здоровью, 153 – преступлений сексуального характера. И новое, чего раньше не было в сводках – 2 случая торговли людьми, когда матери пытались продать своих новорожденных детей.

К ненадлежащему исполнению родителями своих обязанностей относится и неуплата алиментов. В 2014 году в работе находилось более 28 тысяч исполнительных производств о взыскании алиментов на содержание несовершеннолетних. Общая сумма долга составила – более 2 миллиардов рублей! К сожалению, решение о создании алиментного фонда так и не было принято, поэтому все мы с нетерпением ждем, когда Госдума примет закон о дополнительных мерах по воздействию на должников, например, отобрание водительских прав. Мы провели с судебными приставами Санкт-Петербурга экспертный совет, где обсуждали проблему взыскания алиментов в пользу детей-сирот. Предложили привлечь к работе комиссии по делам несовершеннолетних и центры занятости. Многие из так называемых родителей ведут асоциальный образ жизни, нигде не работают, а значит, и взять с них нечего.


О здравоохранении. В 2014 году согласно плану профилактических осмотров, было обследовано 530 562 ребенка. При этом было зарегистрировано почти 520 тысяч заболеваний. Чаще всего у наших детей выявляются болезни органов дыхания, костно-мышечной системы, болезни органов пищеварения, болезни глаз.

В минувшем году увеличилось число беременностей несовершеннолетних. Но если раньше девушки предпочитали делать аборт, то сейчас все больше выбирают рождение ребенка. То есть число родов растет, а число абортов уменьшается.

Кстати, от Координационного совета Уполномоченных по правам ребенка на Северо-западе мы обратились к вице-премьеру Ольге Голодец и в Госдуму с просьбой внести изменения в закон об охране здоровья граждан. Сейчас подростки старше 15 лет вправе сами принимать решения относительно своего здоровья. И про лечение, и про аборты, и про тестирование на наркотики. Родителей даже не надо об этом информировать. А между тем, родители несут ответственность за своего ребенка до совершеннолетия, то есть до 18 лет. Какое-то несоответствие получается. В Думе прошли слушания, где специалисты сошлись во мнении, что про аборты по крайней мере сообщать родителям точно не надо, потому что иначе девочки будут делать их тайком. А у нас уже есть немало случаев, когда подростки отказываются от лечения Вич, например, или требуют, чтобы врач не сообщал родителям об онкологическом заболевании. Интересно было бы узнать ваше мнение по этому вопросу.

Но к Уполномоченному обращаются в основном по другому поводу. И число жалоб год от года растет. Мы даже на сайте провели опрос о том, что вызывает недовольство родителей в деятельности детских больниц. Оказалось, что это отсутствие информированности родителей о состоянии здоровья ребенка; неприемлемые условия пребывания, переполненные палаты; нехватка медицинского персонала, халатность и некомпетентность врачей, поставивших неверный диагноз, и многое другое.

Важной проблемой мы считаем отсутствие видеокамер наблюдения за больными детьми в реанимациях, ведь родителей часто туда просто не допускают. Мы обсуждали ее на разных уровнях. Установку видеокамер поддерживают и врачи больниц, потому что наличие записей видеонаблюдения помогает разъяснить родителям многие обстоятельства и события, происходящие в больнице с ребенком в период их отсутствия, помогает погасить конфликт с родителем и защитить репутацию врача.

Надо сказать, что многие детские медицинские стационарные учреждения города не соответствуют современным требованиям, и создать иные условия не представляется возможным, так как действующие больницы были построены в прошлом и даже позапрошлом веках.

В настоящее время в детских больницах ощущается острая нехватка мест для пациентов, особенно в периоды обострения инфекционных заболеваний. Не хватает мест для детей с родителями. В общем, давно назрела необходимость строительства современной многопрофильной больницы в Приморском районе, тем более что когда-то даже было выделено пятно под застройку. Сейчас детей приходится везти на другой конец города.

И еще мы серьезно изучали вопрос обучения детей в больницах. Но это тема для отдельного доклада.

Растет количество обращений к Уполномоченному, касающихся образования. За пять лет оно возросло в пять раз. Много заявлений по конфликтам в образовательных организациях. Сотрудники аппарата выезжают и по сути работают медиаторами. Хотя сейчас постепенно во многих школах создаются службы примирения, поэтому, надеюсь, таких обращений будет меньше. Традиционно много недовольных родителей записью в первый класс.

И конечно, детские сады. Петербург по-прежнему в лидерах по обеспеченности дошкольным образованием.

Охват детей в возрасте от 3-х до 7 лет дошкольным образованием особой тревоги не вызывает, хотя в некоторых районах родители и жалуются на переполненность групп.

Однако по официальным данным на конец 2014 года 9138 малышей до 3-х лет не составили очередь в детские сады.

Мы обсуждали на экспертном совете эту проблему. Прозвучали предложения развивать семейные детские сады, организовать группы кратковременного пребывания в подростковых клубах и культурных центрах, повысить этажность детских садов и так далее. Но самое главное сейчас– не снижать темпов строительства детских садов. Особенно в районах, где идет массовое жилищное строительство.

Еще коротко о двух проблемах, которые были в нашем поле зрения.

Поиск пропавших детей. По данным ГУ МВД РФ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, в 2014 году было заведено 708 розыскных дел. Есть у нас дети, которые совершают по нескольку побегов в год: от 2 до 15.

Проблему таких «хронических бегунков» нам отчасти удалось решить в Колпинском районе, обеспечив каждому воспитаннику индивидуальный подход или «легализовать» его, позволив официально жить взрослой жизнью. Сейчас на повестке дня Невский район.


По данным прокуратуры в прошлом году несовершеннолетними совершена 41 суицидальная попытка, в результате которых 15 детей погибло. Однако точной информацией о числе попыток суицида не располагает ни одно ведомство.

Хорошо, что некоторые подростки по поводу своего суицидального настроения обращаются на телефон доверия. В большинстве случаев дальше разговора со специалистом дело не идет. 311 обращений было по этой теме. Относительно общего количества звонков процент немного снизился.

А всего на городской телефон доверия в 2014 году обратилось около 40 тысяч человек. Основные проблемы, как и в прошлые годы:принятие себя, здоровье, семейная и школьная дезатаптация, проблемы общения.

По некоторым звонкам мы получаем сообщения из Детского кризисного центра и немедленно реагируем. Уже давно говорим о том, чтобы была возможность консультировать онлайн, потому что многие подростки постоянно сидят в интернете. И такая система помощи сейчас разрабатывается.

Отдельное спасибо хочу сказать Сергею Николаевичу Никешину за то, что нам теперь не надо издавать доклад в виде отдельной книги. Это хлопотное и затратное дело. Но перед выборами звучали вопросы, чем можно помочь в работе Уполномоченного по правам ребенка?

У нас до сих пор нет федерального закона. А очень не хватает судебной инициативы. У уполномоченных по правам человека и предпринимателя есть возможность обращаться в суд. У нас такой возможности нет. Ее можно было бы получить путем внесения изменений в закон об основных гарантиях прав ребенка.

Что касается закона Санкт-Петербурга, то очень хотелось бы закрепления за Уполномоченным по правам ребенка права давать заключения по вопросу соответствия решений, принимаемых государственными органами, органами местного самоуправления и должностными лицами, “наилучшим интересам ребенка” как требуется в Конвенции о правах ребенка. Бывает так, что мы узнаем о законах и постановлениях, касающихся детей, уже тогда, когда решение уже принято и изменить его невозможно».

Заместитель Председателя Законодательного Собрания Сергей Анденко поблагодарил Светлану Агапитову за содержательный и информативный доклад, после чего Уполномоченный ответила на вопросы депутатов.

Евгений Марченко поинтересовался, как регулируется в законодательстве выбор усыновителя, если на одного ребенка «претендуют» иностранные и российские граждане. Алексея Воронцова обеспокоило количество детей, которые ежегодно объявляются в розыск. Борис Вишневский уточнил, какова была реакция Комитета по образованию на предложения Светланы Агапитовой по упрощению записи юных петербуржцев в первый класс.

Внимание депутатов вызвали также проблемы вторичных отказов, неудовлетворительные темпы обеспечения многодетных семей и семей, воспитывающих детей-инвалидов, земельными участками и жилыми помещениями, отсутствия культуры «воспитания родителей» и нехватка социальных, семейных программ на петербургском телевидении.

Полная версия Ежегодного доклада Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге за 2014 год содержит более 500 страниц. В ближайшее время она будет размещена на нашем сайте.

Также по теме «Ежегодный доклад»


Добавить комментарий:

E-mail:   Пароль:

Не зарегистрированы? Регистрация

 Пожалуйста, введите код с картинки:



Мы в соцсетях:


           

© 2010-2018 Уполномоченный по правам ребёнка в Санкт-Петербурге. СПб, переулок Гривцова, д. 11 Тел. (812) 576-70-00