Версия для мобильных
 
Логин/e-mail: Пароль:  
Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге
spbdeti.org








Яндекс.Метрика
О работе Уполномоченного \ Что делаем \

Дети, которых нет или «нелегалы в квадрате»

Иностранные граждане, находящиеся на территории России нелегально, подлежат принудительному выдворению. Для этого существует отработанный механизм, опирающийся на должностные инструкции, законы, решения суда. Однако, то, что у «нелегала» может быть ребенок, вся эта нормативная система не учитывает... Поэтому все выкручиваются, как могут: детей разлучают с матерями до отправки на родину, а деньги на билет маленькому «нелегалу» вообще ищут, где придется…


Уполномоченный по правам ребенка в Петербурге неоднократно обращала внимание профильных ведомств, что существующая практика разделения мамы и ребенка – бесчеловечна и противоречит международным нормам права. И хоть корни проблемы уходят в федеральное законодательство, изменение которого – долгий и тернистый путь, нужно найти возможность не лишать детей права на маму. Для обсуждения этого вопроса Светлана Агапитова предложила собраться представителям властных структур, которые, так или иначе, работают с нелегальными мигрантами. Межведомственное совещание состоялось в здании Управления Федеральной Миграционной службы по Санкт-Петербургу, где помимо хозяев присутствовали представители Прокуратуры, Службы судебных приставов, Комитета по соцполитике и «Красного Креста».

По сложившейся в Петербурге практике, выявленного нелегального иностранца, до отправки на родину помещают в «Специальное учреждение временного содержания иностранных граждан» (СУВСИГ). Условий для проживания там женщины с ребенком нет, и поэтому детей «нелегалов» отправляют в приют «Транзит». Так поступают не потому, что это правильно, просто больше их деть некуда…

Не то чтобы законодательство активно отрицало сам факт существования детей у мигрантов, оно просто о них «тактично умалчивает». Между тем, сотрудники профильных ведомств, работающие «на земле» с живыми людьми регулярно сталкиваются с физическим наличием маленьких «нелегалов». А как быть должностному лицу, застигнутому этим когнитивным диссонансом: по факту – ребенок есть, а в законе – его нет?… Взрослого нарушителя миграционных порядков до отправки на родину содержат в специальном учреждении, покупают ему билет, оформляют необходимые документы. Все это, естественно, требует расходов, и они предусмотрены законодательством. Но только для взрослых. То есть, любая трата на несовершеннолетнего «нелегала» априори незаконна.


Заместитель председателя Комитета по соцполитике Елена Фидрикова пояснила, что они регулярно вынуждены идти на нарушение:

«На сегодняшний день «Транзит» – практически единственное место, которое может принять этих детей. Но если следовать букве закона – мы не имеем такого права, это нецелевое расходование бюджетных средств. В этот приют могут помещаться только дети самовольно ушедшие».

Но, это не единственное расхождение закона с суровой реальностью. О механизме выдворения рассказала глава петербургского УФМС Елена Дунаева. Отправить на родину иностранного гражданина, нелегально находящегося в России, можно только по решению суда. Однако, административное выдворение не может быть применено к лицам младше 16 лет. Соответственно, в решениях суда дети не фигурируют. Таким образом, приставы, принимая к исполнению такие дела, не имеют возможности обеспечить финансами выезд ребенка. В итоге, расходы по содержанию ложатся на приют «Транзит», а деньги на покупку билетов ищут, где придется. Один из способов – обратиться к национальным диаспорам. Но тут, как повезет…

Уполномоченный по правам ребенка изучала этот аспект и предложила воспользоваться практикой судов города Москвы. Там в решение о выдворении вписывается фраза «… с несовершеннолетним ребенком». Такое уточнение даст возможность легализовать ребенка в процессе отправки на родину «нелегалов». Начальник отдела международно-правового сотрудничества городской прокуратуры Павел Массонов подтвердил, что это вполне правомерно, нужно только проинформировать городскую коллегию судей. Представитель службы судебных приставов тоже согласился, что такое дополнение позволит им расходовать средства на выезд детей «нелегалов».

Что касается разлучения матери и ребенка в период ожидания выдворения, то наиболее практичным направлением решения этого вопроса собравшиеся сочли переоборудование и дооснащения здания СУВСИГ. Елена Дунаева сообщила, что если провести некоторую перепланировку «женского» этажа, закупить мебель, игрушки и прочие необходимы вещи, то там вполне можно будет размещать мам с детьми. Сложность лишь в том, что здание специального учреждения находится в собственности города, и УФМС не может финансировать эти реконструкции. Светлана Агапитова предложила написать в городскую администрацию о необходимости таких расходов, чтобы при корректировке бюджета была учтена необходимая сумма.

«Меня уже давно изумляет эта ситуация с «забытыми» в законодательстве детьми, - говорит Светлана Агапитова. – Ведомства, чтобы ничего не нарушить, выкручиваются, как могут и их можно понять. При этом, ясно, что про детей вспоминают по остаточному принципу, они получаются как бы «нелегалы в квадрате». Однако, нельзя забывать, что существуют еще и международные нормы права, которые тоже обязательны для исполнения.

Конечно, корректировка федерального законодательства дело не быстрое и хлопотное. Значит, пока оно пересматривается, мы должны как то перестроить существующую практику с учетом Конвенции о правах ребенка. В любом случае, исходить надо из того, что ребенка нельзя разлучать с мамой, за исключением каких-то крайних обстоятельств, связанных с угрозой жизни. Даже в следственном изоляторе есть отделение «Мать и дитя», и это нормально. Тоже самое нужно сделать и в специальном учреждении временного содержания УФМС».


Добавить комментарий:

E-mail:   Пароль:

Не зарегистрированы? Регистрация

 Пожалуйста, введите код с картинки:



Мы в соцсетях:


           

© 2010-2018 Уполномоченный по правам ребёнка в Санкт-Петербурге. СПб, переулок Гривцова, д. 11 Тел. (812) 576-70-00