Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге

Суррогатная мечта…

Для многих семейных пар единственным шансом иметь долгожданного ребенка является суррогатное материнство. Эта практика применяется в России несколько лет, но до сих пор не многие решаются примерить её на себя. Во-первых, из-за высокой стоимости процедуры, а во-вторых – из-за непредсказуемости результата. По нашему законодательству, пока суррогатная мать не напишет отказ от ребенка, биологические родители не смогут его забрать себе. Нередки случаи, когда семейные пары, вступив в программу суррогатного материнства и заплатив немалые средства, остаются и без денег, и без детей.

После многочисленных безуспешных попыток завести ребенка Марина и Сергей решились на суррогатное материнство. Они выбрали клинику с большим опытом работы в данном направлении, внесли аванс и стали ждать, пока для них подберут подходящую женщину. Через несколько месяцев их пригласили на подписание договора с суррогатной матерью.

- Она замужем, двое своих детей, живет в Санкт-Петербурге, - зачитывала специалист характеристики кандидата в суррогатное материнство.

- Когда мы с ней познакомимся? - спросил Сергей.

- По нашим условиям суррогатная мать и биологические родители не общаются и не знают имена друг друга, - огорчил его юрист клиники. - Сами понимаете, не все женщины хотят придавать гласности такую форму заработка, да и родители часто не желают раскрывать семейную тайну. Для вас это будет кандидат №26-10.

Марина и Сергей расстроились – они надеялись, что смогут наблюдать, как проходит беременность, будут рядом со своими малышами еще до рождения, - но спорить не стали. В назначенный срок «суррогатной матери № 26-10» провели процедуру ЭКО. Через несколько дней специалисты клиники обрадовали Тихоновых: «Прижились два эмбриона, значит, у вас будет двое малышей». Арина и Сергей стали готовиться к рождению детей, выбирали мебель, одежду, имена. Супруги регулярно интересовались, как протекает беременность, как чувствует себя женщина, которая подарит им радость стать родителями. Сотрудники клиники уверяли, что всё проходит хорошо…

О том, что это не было правдой, будущие родители узнали незадолго до родов. Пригласив Марину и Сергея в клинику, специалисты признались: «Суррогатная мать настаивает на встрече с Вами, угрожая выходом из программы. У нас такого раньше не было, вы имеете право отказаться…». Сергей и Марина согласились на встречу.

Разговор был непростым. Выяснилось, что женщина пыталась найти координаты биологических родителей сразу, как только узнала, что ей придется выносить не одного, а двух детей. Она просила произвести редукцию одного плода либо доплатить ей за второго. По условиям договора в случае многоплодной беременности ей полагалась компенсация, но сумма показалась женщине слишком маленькой. Она сразу призналась: «Я хочу, чтобы за второго малыша мне доплатили 50% сверх суммы, которая мне обещана за одного, – сказала она. – Если Вы не согласны, то я отдам одного ребенка, а второго – оставлю себе».

По совету юристов и специалистов клиники заказчики не согласились с требованиями. После чего женщина пропала: она сменила адрес, перестала отвечать на телефонные звонки, не посещала врачей. «Мы найдём её и вернем в программу», – обещали сотрудники клиники. Однако этого не произошло…

Мальчики появились на свет раньше срока и свои первые дни провели в реанимации. Суррогатная мама Татьяна получила на детей свидетельства о рождении, вписав в качестве родителей себя и своего мужа. Узнав о произошедшем Марина и Сергей подали в суд, требуя признать их мамой и папой малышей.

Судья, изучив дело, признала действия суррогатной матери недобросовестными, а её материальные возможности – не отвечающими интересам близнецов. Однако решение не вступило в законную силу. Суррогатная мать подала заявление на обжалование, судебное заседание назначено на середину января. «Я вынашивала и родила мальчиков, и по закону я – их мать. А биологические родители потеряли не детей, а только мечту о них», – считает она.

Меж тем Татьяна начала собирать документы, чтобы улучшить свои жилищные условия и переехать из коммунальной в отдельную квартиру. Теперь как семья, имеющая четырех детей, они с мужем получили первоочередную льготу на получение жилплощади…

Светлана Агапитова: «Для Марины и Сергея эта ситуация стала настоящей трагедией, мне их искренне жаль. Они обратились к нам с просьбой проверить, как живут их сыновья. Биологические родители уверены, что суррогатная мать, получив от города квартиру, будет недостаточно ответственно следить за здоровьем мальчиков или вообще откажется от них. Я попросила сотрудников органа опеки и попечительства навестить семью, и они оценили уход за детьми как удовлетворительный.

Российское законодательство допускает суррогатное материнство, но отдельного нормативно-правового акта, закрепляющего права и ответственность всех участников этой программы, нет. Правоотношения между биологическими родителями и женщиной, вынашивающей их ребенка, регулируются договором, притом каждая из сторон может практически безнаказанно нарушить его условия. Это относится не только к суррогатной матери; были случаи, когда биологические родители отказывались забирать своего ребенка.

Во многих европейских странах суррогатное материнство запрещено. В последнее время и у нас растет количество тех, кто считает, что это – своего рода торговля детьми. К сожалению, ситуация, произошедшая с Мариной и Сергеем, лишний раз подтверждает эту точку зрения. И, скорее всего, пока в законодательстве нет четких норм, такие печальные истории будут повторяться. Я вижу лишь два пути, как этого избежать: конкретизировать законодательство или полностью отменить суррогатное материнство на коммерческой основе».

Адрес страницы: http://www.spbdeti.org/id6258