Версия для мобильных
 
Логин/e-mail: Пароль:  
Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге
spbdeti.org







О работе Уполномоченного \ Что делаем \

Чужие сироты никому не нужны?

На различных семейных формах устройства в Петербурге воспитывается более 500 ребят из других регионов. Однако если по каким-то причинам опека прекращается, детям, не имеющим постоянной регистрации в нашем городе, приходится возвращаться туда, где их зачастую никто не ждет…

Катя Закутская* родилась в селе Репьевка в ста километрах к югу от Воронежа – пять тысяч жителей на десять гектаров площади. Из достопримечательностей – белая церковь с лазурными куполами, краеведческий музей и бронзовый Ленин у здания местной администрации. Детство девочки, увы, никак нельзя назвать счастливым. В четыре года она лишилась мамы, точнее, маму лишили родительских прав. Следующие десять лет Катя жила то в сиротском учреждении, то с опекунами, которые сменялись трижды. В 2012-м ребенок, казалось бы, наконец обрел свой настоящий дом – приемные родители Владислав и Ирина* были полны решимости подарить Кате любовь и заботу. Через год семья переехала в Петербург и поселилась в одном из новых районов на окраине города. Катя пошла в школу, и вроде бы жизнь наладилась.

Однако с приходом подросткового возраста начались проблемы с поведением: Катя нарушала родительские запреты, врала и неадекватно реагировала на любые замечания. Приемные мама и папа как могли старались вывести дочь из кризиса – уговоры, увещевания, регулярные встречи с психологами. Подключился социальный педагог школы и специалисты центра профориентации молодежи. Ничего не помогало. Последней каплей стала ссора с отцом, после которой Катя сбежала из дома и пропала на несколько месяцев. Как позже выяснилось, жила у подруги. Приемные родители сначала объявили девочку в розыск, но еще до того, как полиции удалось ее найти, отказались от опеки… Так Катя снова осталась одна. Ее временно поместили в социальный приют «Транзит».

Однако, когда социальный педагог приюта опросила девочку, возникла совершенно иная картина ее жизни. Со слов Кати, приемный отец не взлюбил ее с первого дня, регулярно унижал и избивал. Мать иногда безуспешно пыталась вмешаться, иногда закрывала глаза, но чаще ее просто не было дома. Что касается последнего скандала, по версии Кати, дело было так. Отец обвинил ее в краже пяти тысяч рублей, которых она не брала. Не дав сказать слова в свое оправдание, бросился с кулаками, а затем пригрозил отрубить за воровство руки. Перепуганная Катя выскочила из дома, как была, в тапочках, и больше туда не возвращалась. На вопрос, почему она не обратилась в полицию или органы опеки, ответила – боялась.

Эту версию по распоряжению прокуратуры проверила полиция, но никаких доказательств сотрудники правоохранительных органов не нашли и уголовное дело возбуждать не стали.

Тем не менее, решать судьбу оставшегося без попечения ребенка требовалось немедленно. Органы опеки муниципального образования, где жила приемная семья, написали письмо Уполномоченному по правам ребенка при губернаторе Воронежской области с просьбой заняться дальнейшим жизнеустройством Кати. Ирина Попова попросила Светлану Агапитову уточнить, возможно ли определить девочку в детский дом Петербурга или найти ей другую приемную семью.

К сожалению, оставлять Катю в северной столице нет правовых оснований – согласно постановлению правительства города №560, направлять в сиротские организации могут только детей, имеющих место жительства в Петербурге. Катя зарегистрирована в другом регионе, а значит, её должны доставить по адресу постоянной прописки – в Репьевку. В родном селе у нее остались бабушка и тетя, да старый дом, где она когда-то делала первые шаги. Вскоре из отдела по образованию администрации Репьевского муниципального района Воронежской области поступил ответ, что ни бабушка, ни тетя по состоянию здоровья стать опекунами Кати не могут. Других кандидатов, желающих принять девочку в семью, в районе нет…

Тем временем Катя снова пустилась в скитания: из «Транзита» она ускользнула через окно. Прошел месяц, прежде чем сотрудникам полиции удалось задержать беглянку и вернуть её в приют. Сейчас девочку держат в условиях изолятора – увы, это единственный способ воспрепятствовать новым попыткам побега. Срок ее пребывания в социозащитном учреждении продлили еще на три месяца – за это время Кате должны найти место в детском доме Воронежской области. Если не случится чудо, и опекун не отыщется в Петербурге...

«Конечно, для девочки, которая последние годы провела в семье, да еще и в таком прекрасном городе, как наш, возвращение на малую родину будет большим стрессом, – говорит Светлана Агапитова. – Это может окончательно cломить неоднократно брошенного ребенка. В нашей практике был случай, когда сироту из Волгограда, по воле обстоятельств лишившегося приемной семьи в Петербурге, взял под опеку один замечательный благотворительный фонд, и ему не пришлось уезжать. Если не найдется добрых людей, готовых дать Кате еще один шанс на нормальную жизнь, мы при всем желании не сможем помочь ей остаться».

* – Имена изменены.

Также по теме «Дети-сироты »

Нет комментариев

Добавить комментарий:

E-mail:   Пароль:

Не зарегистрированы? Регистрация

 Пожалуйста, введите код с картинки:





Мы в соцсетях:


           

© 2010-2016 Уполномоченный по правам ребёнка в Санкт-Петербурге. СПб, переулок Гривцова, д. 11 Тел. (812) 576-70-00