Версия для мобильных
 
Логин/e-mail: Пароль:  
Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге
spbdeti.org







О работе Уполномоченного \ События, факты, комментарии \

Сложные случаи обсудили на рабочей группе


Светлана Агапитова провела очередное заседание рабочей группы по предотвращению случаев неправомерного изъятия детей, созданной при петербургском Уполномоченном в феврале этого года. Тогда же заработала «горячая линия» для приема заявлений о подобных ситуациях. На повестке дня стоял подробный анализ двух обращений, поступивших к детскому омбудсмену от петербургских мам.

Инвалид первой группы Галина* пришла за помощью к Уполномоченному месяц назад, хотя семья давно состоит на учете как неблагополучная. Тревожная информация поступала в органы опеки от соседей, друзей и коллег Галины. Они не могли понять, что происходит с умной и образованной женщиной, испытавшей на склоне лет радость долгожданного материнства. Но за счастье стать мамой пришлось поплатиться зрением, которое ухудшалось с каждым годом. В результате двухкомнатная квартира была захламлена настолько, что спать мальчику и маме приходилось на груде одежды. Когда в доме места уже не осталось, Галина Сергеевна стала заполнять общий коридор и лестничную площадку. При этом от любой помощи со стороны волонтеров, социальных работников и знакомых женщина категорически отказывалась. Год назад органы опеки подали иск об ограничении Галины в родительских правах. Причиной послужил эпизод в метро, где она поссорилась с сыном, и, по показаниям свидетелей, прилюдно побила его. Уголовное дело вскоре прекратили, не обнаружив в действиях Галины признаков состава преступления. Мальчика поместили в центр социальной помощи семье и детям, однако спустя несколько месяцев вернули маме – она все таки согласилась принять поддержку и навести относительный порядок дома. К тому же, прошла амбулаторную психолого-психиатрическую экспертизу, но полученного заключения оказалось недостаточно. Суд определил пройти её повторно, на этот раз – в стационаре. С такими требованиями Галина категорически не согласна, с чем и пришла к Светлане Агапитовой на прием. Она считает, что органы опеки нарушают её конституционные права, настаивая на стационарной экспертизе. Галина уверена – если на работе узнают о причине обследования, её уволят. К тому же, женщина не хочет разлучаться с сыном, опасаясь, что его могут и не вернуть.

Детский Уполномоченный приняла решение рассмотреть случай Галины на заседании рабочей группы. Кроме самой заявительницы, приглашены были представители органов опеки и центра социальной помощи – они рассказали о текущем положении дел. Оказалось, что буквально накануне социальные работники выходили в адрес и выяснили, что в квартире по-прежнему антисанитарные условия, а обещанный ремонт все никак не начнется, хотя волонтеры неоднократно пытались вынести ненужный хлам. Галина объяснила, что её не устраивает такая «помощь», поскольку потом она не может ничего найти. Впрочем, менять обстановку в жилище она согласна, но лишь при условии, что процесс будет контролировать лично. Камнем преткновения стало и местонахождения сына во время ремонта – на предложение отправить мальчика в лагерь или санаторий Галина отвечала твердым «нет». Наконец, общими усилиями решение было найдено. Волонтеры «Петербургских родителей» помогут подготовить помещение для ремонта, а представители АНО «Партнерство каждому ребенку» временно разместят маму и сына на даче в Ленинградской области. Так им не придется расставаться, а днем Галина сможет приезжать в город и следить за работами в квартире. «Контрольная» встреча назначена через месяц.

Второй случай, рассмотренный членами рабочей группы, касался жительницы Петербурга, у которой троих детей забрали в ноябре прошло года. Елизавета* уверяет, что хорошо заботилась о дочках и новорожденном сынишке. Но реальная картина, увиденная сотрудниками органов опеки, была ужасающая. Мебель сломана, дыра в стене заткнута тряпками, щели на окнах – детской одеждой. Сестры-погодки в прямом смысле слова спали друг на друге в тесной деревянной кроватке, кругом валялись кучи грязной одежды и обуви. Ни еды, ни игрушек, ни книг. Но хуже всего оказалось состояние трехмесячного малыша: он заходился от кашля и крика. По словам других обитателей квартиры, на плач мальчика мама могла не реагировать часами, пренебрегала и нормальным лечением. Посчитав, что жизни и здоровью детей угрожает опасность, специалисты приняли решение об их изъятии. По сей день все они находятся в социозащитных учреждениях Ленинградской области (поскольку именно там зарегистрирована вся семья). Тем временем в суде рассматривается иск о лишении Елизаветы родительских прав.

Несправедливо было бы сказать, что мама ничего не предприняла, чтобы изменить жизненные обстоятельства. Обратившись к Светлане Агапитовой, Лиза рассказала, что устроилась на работу экспедитором, переехала в двухкомнатную квартиру по месту прописки, регулярно навещает дочек – на этом основании просила помочь ей вернуть детей. То же самое она повторила и перед членами рабочей группы. Однако из беседы выяснилось, что сына мать не видела с тех самых пор, как его забрали в больницу, и даже не пыталась узнать о его состоянии… Елизавета оправдывалась тем, что не успевает ездить во Всеволожск – а именно там находится малыш – поскольку единственный выходной тратит на визит к девочкам. Специалисты настоятельно рекомендовали Лизе немедленно начать интересоваться жизнью сына и как можно чаще ездить к нему. Представители общественной организации «Петербургские родители», видя тяжелое эмоциональное состояние Лизы, обещали организовать работу с психологом. Светлана Агапитова пообещала, что в ближайшее время обратится к Уполномоченному по правам ребенка Ленинградской области, чтобы семье оказали поддержку на месте.


«Оба дела сложные, – резюмировала детский омбудсмен. – С одной стороны, на тот момент, и с этим согласились все члены рабочей группы, представители опеки действовали в рамках закона. С другой, если родители небезнадежны и изо всех сил борются за своего ребенка, государственные органы должны сделать все, чтобы не разлучать семью».

Еще одним вопросом на повестке дня стало обсуждение результатов мониторинга, проведенного специалистами аппарата Уполномоченного. Речь шла о случаях, когда дети были помещены в социозащитные учреждения по заявлению мамы или папы, которых затем лишили или ограничили в родительских правах; а также случаев, когда дети сами просили забрать их из семьи. Сведения предоставили все отделы опеки и попечительства города. Оказалось, больше всего таких ситуаций в Колпино (помещено 11 детей, из них 2 – по заявлению самих несовершеннолетних).

– Возникает вопрос: если ребенок в результате все равно оказался сиротой, значит, никакой работы с родителями не ведется? – поинтересовалась Светлана Агапитова.

Представитель местного органа опеки пояснила: сказывается специфика района. Процент алкоголизации населения очень высокий, и, как правило, такие семьи отказываются от какой-либо помощи со стороны. Наставить родителей на путь исправления удается редко… Кроме того, специалист отметила, что схема взаимодействия между всеми субъектами профилактики не вполне отлажена, и это затрудняет работу. Тогда Светлана Агапитова предложила Комитету по социальной политике на очередном заседании еще раз пошагово проговорить со специалистами весь алгоритм действий по 120-му ФЗ – именно этот законодательный акт регулирует систему профилактики безнадзорности.

Подводя итоги встречи, детский омбудсмен поблагодарила собравшихся за работу. Следующее заседание рабочей группы назначено на сентябрь.

* – имена изменены.

Также по теме «Рабочая группа при Уполномоченном по правам ребенка»



Мы в соцсетях:


           

© 2010-2016 Уполномоченный по правам ребёнка в Санкт-Петербурге. СПб, переулок Гривцова, д. 11 Тел. (812) 576-70-00