Версия для мобильных
 
Логин/e-mail: Пароль:  
Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге
spbdeti.org







О работе Уполномоченного \ Что сделано \

Остаться дома

Органы опеки характеризуют семью Ионовых* как находящуюся «в социально опасном положении». Именно поэтому больше года они судились с многодетными родителями, пытаясь ограничить их в правах на Аню, Ваню, Машу и маленькую Шурочку*. Все это время Ионовым помогала Уполномоченный по правам ребенка в Петербурге. Светлана Агапитова уверена, что вместе они смогут справиться с любыми трудностями.

Степан и Дарья похожи на героев древнерусских сказок – круглолицые, румяные, рассудительно-неторопливые, с мягкой улыбкой в уголках губ. Дети – им под стать. Не по годам серьезная пятиклассница Аня учится в православной школе, погодки Ваня и Маша ходят в садик, а Шурочка только пробует делать неловкие первые шаги. Назвать эту дружную, любящую семью социально неблагополучной никак нельзя: папа Степан работает в государственном музее-заповеднике – обеспечивает жизнедеятельность одного из самых красивых садово-парковых ансамблей Петербурга. Дарья по образованию медработник, профессиональные навыки в воспитании четверых оказались как нельзя кстати. Зарплата супруга, как говорится, конкурентоспособная, плюс пособия и выплаты на детей. Квартира трехкомнатная, у каждого свой закуток – в тесноте, да не в обиде.

Хотя раньше тут и вправду было не развернуться среди пустых коробок от бытовой техники, стопок пыльных книг и пластинок, вышедших из употребления детских игрушек и еще миллиона ненужных вещей, которые глава семьи никак не мог вынести на помойку. Бывало даже наоборот: он приносил с этой самой помойки какую-нибудь забавную штуковину – например, старинный патефон. О страсти мужа к собирательству Дарья знала и относилась к ней с нежной снисходительностью. Да, дома не стерильно, но ведь дети сыты, здоровы, счастливы. Разве не это главное?

У органов опеки на этот счет оказалось совершенно другое мнение. Из заключения, составленного после посещения семьи, вырисовывалась жуткая картина: «…в квартире постоянно наблюдался беспорядок, затруднен доступ в места общего пользования. По квартире разбросаны грязные вещи, на мебели толстый слой пыли, на немытом полу мусор и остатки еды. На кухне грязная посуда и кухонная утварь». Не раз к уборке в жилище Ионовых привлекали волонтеров из православного благотворительного фонда. Родителей настоятельно просили навести чистоту. и они по мере сил выполняли просьбу.

А потом случилась беда. На Пасху, которую воцерковленная семья отмечает по всем канонам, Ваня нечаянно задел одну из горевших в комнате свечей. Одежда вспыхнула. Хорошо, что рядом стоял тазик с водой: мальчик сумел сам потушить пламя, но получил серьезные ожоги лица и тела. Когда сына забрали в реанимацию, папе стало плохо – на нервной почве дал о себе знать давний диагноз по психиатрии. Пришлось и ему лечь в больницу. На следующий день к Дарье пришли из опеки и рекомендовали написать заявление, чтобы дочек временно поместили в социозащитные учреждения. Понимая, что не сможет разрываться между сыном, мужем и девочками, а оставить их не на кого, Дарья согласилась. Будучи на шестом месяце беременности, мама ежедневно навещала всех членов семьи, без устали мотаясь из одного конца города в другой. Степан вскоре выписался из больницы, поправился и Ваня – к счастью, травмы оказались не слишком серьезными.

Однако возвращать детей домой органы опеки не разрешили, посчитав, что находиться под одной крышей с родителями для них небезопасно. Специалисты подали в суд иск об ограничении Ионовых в родительских правах, припомнив еще один несчастный случай – за год до происшествия со свечкой Ваня по недосмотру папы, который зазевался на автобусной остановке, уехал один в пригород. Тогда мальчика быстро нашли, он не успел даже испугаться. Но прецедент был создан. К тому же, не пойми откуда объявился двоюродный брат Дарьи, не имевший к воспитанию племянников никакого отношения, но готовый свидетельствовать против супругов в суде.

«Все наши дети развиты по возрасту, Аня учится в школе на четвёрки и пятёрки, – писала Дарья в обращении к Уполномоченному. – Она и младшие ребята общительны, приветливы. Мы много времени уделяли занятиям с ними. Все трое очень привязаны к нам, скучают по дому и нуждаются в нашей заботе и любви. Разлука детей с матерью, болезнь мужа, травма сына стали тяжёлым ударом. Просим оказать помощь в воссоединении нашей крепкой и дружной семьи!»

Светлана Агапитова попросила главу муниципального образования обосновать необходимость изъятия детей, тем более, что районный суд требования органов опеки не удовлетворил. Однако те подали апелляционную жалобу в Городской суд. В ответе Уполномоченному свою настойчивость муниципалы объяснили несколькими причинами, и несчастный случай с Ваней – лишь одна из них.

«Суд указал, что к моменту вынесения решения квартира ответчиков отремонтирована, приведена в порядок, а также после случившейся в 2016 году трагедии ответчики предприняли ряд мер (в т.ч. приобретение огнетушителей) по устранению условий, при которых ребенок получил свободный доступ к открытому огню, – говорилось в письме. – Однако, судом не принято во внимание, что ремонт делался силами и средствами добровольцев из общин нескольких храмов, а сам по себе огнетушитель не может служить гарантом надлежащего поведения ребенка при отсутствии за ним должного контроля со стороны родителей».

Тот факт, что за время разбирательств в семье успел появиться четвертый ребенок, тоже не сыграл в пользу Ионовых. Истцы уверены, что из-за забот о младшей дочке Дарья не сможет уделять достаточно внимания старшим детям. Кроме того, по их мнению, «…у ответчиков не было и нет критического отношения как к состоянию своего здоровья, так и к условиям, в которых они проживают».

Тем не менее, спустя полгода органы опеки, несколько раз обследовав жилищные условия и побеседовав с родителями, сочли возможным все-таки вернуть детей. Однако судебная тяжба продолжалась. К процессу подключилась Светлана Агапитова. Чтобы понять, способны ли Степан и Дарья обеспечить дочерям и сыну безопасность и достойные условия проживания, специалисты аппарата Уполномоченного отправились в гости к Ионовым. Квартира отремонтирована, мебель куплена новая, никакого старого хлама и грязи. Но главное – с какой любовью говорили о своих ребятах родители! После личной встречи у сотрудников Светланы Агапитовой не осталось никаких сомнений в том, что разлучать семью ни в коем случае нельзя. Последнее рассмотрение дела в суде состоялось буквально месяц назад.

Приняв участие в заседании, эксперты представили свое заключение: «Ионовы характеризуются положительно со стороны многочисленных друзей, знакомых и общественных организаций. Ответчики приняли действенные меры для создания надлежащих жилищно-бытовых условий для проживания и развития детей, активно взаимодействуют с субъектами профилактики. Родители характеризуются как добрые, доброжелательные, порядочные и неконфликтные люди. Очевидно, что главным в их жизни являются семья и дети. Оценив в совокупности имеющиеся доказательства, в том числе показания свидетелей, полагаем, что основания для ограничения родительских прав отсутствуют».

Суд в очередной раз не удовлетворил требования опеки. Это значит, что Ионовы останутся вместе.

Светлана Агапитова:

«То, что эта замечательная семья воссоединилась и теперь, надеюсь, уже никогда не расстанется, – в первую очередь заслуга самих родителей. Но также и тех, кто все это время поддерживал Степана и Дарью и не давал им сдаться: волонтеров и сотрудников православного благотворительного фонда, их друзей, знакомых, соседей. Пусть все трудности, с которыми столкнулись Ионовы, останутся в прошлом. Ведь у них есть самое главное – взаимопонимания и огромная любовь друг к другу».

* – имена изменены.

Также по теме «Многодетные семьи»

Нет комментариев

Добавить комментарий:

E-mail:   Пароль:

Не зарегистрированы? Регистрация

 Пожалуйста, введите код с картинки:



Мы в соцсетях:


           

© 2010-2016 Уполномоченный по правам ребёнка в Санкт-Петербурге. СПб, переулок Гривцова, д. 11 Тел. (812) 576-70-00