Версия для мобильных
 
Логин/e-mail: Пароль:  
Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге
spbdeti.org







О работе Уполномоченного \ Что сделано \

В наследство – долги и перекрытая канализация

Уполномоченному по правам ребенка часто приходится отстаивать права детей-сирот на жилье. Но бывают и ситуации, когда квартира есть, а жить в ней – невозможно.

Рита Снежинская* – круглая сирота. Конечно, так было не сразу – сначала она жила с мамой и бабушкой. Это время запомнилось лишь обрывками: вот она пытается разбудить маму, трясет за плечо, а та не встает. Вот стоит босая на улице, холодно, снег, но домой нельзя. Там опять страшные чужие люди, громко кричат, звенят чашками, но в них не чай – как-то понюхала и отшатнулась от едкого запаха, даже глаза защипало. Мама умерла, когда Рите едва исполнилось шесть. Потом были детский дом, приемная семья и снова детский дом.

В 15 девочку взяла к себе Антонина Алексеевна* – опекун души не чаяла в своей воспитаннице и сумела стать ей настоящим другом. О единственной кровной родственнице – бабушке – было известно только то, что она попала в психоневрологический диспансер. А незадолго до Ритиного18-летия из ПНИ сообщили, что бабушка умерла… Так сирота унаследовала квартиру.

«Когда мы впервые зашли внутрь, то будто очутились в фильме ужасов, – рассказывает Антонина Алексеевна. – Полы прогнили и проваливались, плесень повсюду, мебели никакой – видно, бывшие хозяева пропили. Сыро, как в подвале, запах жуткий… Только для бомжей и годится».

Въезжать в такие условия, конечно, было немыслимо. Решили своими силами сделать ремонт, на который ушел почти год. Наконец, этой осенью Рита заселилась, но привыкнуть на новом-старом месте не успела – через три дня отключили воду, а еще через день явились сотрудники ЖКС и поставили на канализацию заглушку. Возражения девушки сразу пресекли:

«Вы сначала долг за квартиру погасите, потом скандалить будете! Столько лет не платили, а еще к нам претензии!»

Ничего не понимающая Рита вместе с Антониной Алексеевной отправилась в жилконтору. Там их огорошили: бабушка задолжала почти сто тысяч рублей!

«Но причем тут я? – растерялась Рита. – Я в этой квартире не жила, до недавнего времени никакого отношения к ней вообще не имела! Почему я должна платить?»

«Мне все равно, кто будет платить, – безучастно отозвалась сотрудница. – Ваша теперь квартира, вот и разбирайтесь. Но пока не закроете все квитанции, воду не включим!»

Апофеозом стала новость о том, что представители ЖКС уже подали иск о погашении долга. Правда, взыскать требовали не всю сумму, а только за последний год, когда девушка стала собственником. Попытки разобраться привели к Уполномоченному по правам ребенка.

«Я учусь в колледже, получаю стипендию, но её не хватит на покрытие такой суммы, – поделилась Рита. – В квартире, которая мне принадлежит, находиться сейчас невозможно, я вынуждена скитаться по знакомым и друзьям. Помогите, пожалуйста! Не на вокзал же мне идти!»

Специалисты аппарата Уполномоченного направили обращение в городскую Жилищную инспекцию с просьбой оценить правомерность действий ЖКС.

А самой Рите объяснили: раз она относится к категории лиц из числа детей-сирот и является студенткой очной дневной формы, то имеет право получить льготу и быть освобожденной от квартплаты и коммунальных услуг на весь срок обучения. Ведь девушка поступила в колледж осенью прошлого года – тогда же, когда оформила наследство. Значит, предъявив соответствующую справку в ЖКС, этот год она сможет «закрыть».

Сложнее с остальной частью долга – той, которая осталась от бабушки. К сожалению, недоимка перешла по наследству вместе с квартирой, и оплатить все равно её придется. Однако есть тонкость: жилищно-коммунальные службы могут взыскать долг по суду только за три года с момента прекращения оплаты – это так называемый срок исковой давности. Если Рита подаст ходатайство о применении этого срока, можно уменьшить сумму почти вдвое.

Спустя два месяца Антонина Алексеевна сообщила, что суд принял сторону Риты – сироте «простили» последний год задолженности. В отношении остатка в ЖКС предложили заключить соглашение о рассрочке на два года, и она согласилась. Правда, пришлось покрыть расходы за демонтаж заглушки, зато теперь можно спокойно пользоваться всеми благами коммунального хозяйства.

«Учитывая рассрочку, Рита должна будет платить около двух тысяч рублей в месяц, – пояснила бывший опекун. – А поскольку она оформила льготу, больше ничего ей тратить на жилье не придется. С такой финансовой нагрузкой мы справимся, главное – у девочки наконец-то есть собственная квартира».

* – имена изменены.

Эта тема в докладе Уполномоченного за 2016 год

Также по теме «Жилищные права детей-сирот»


Добавить комментарий:

E-mail:   Пароль:

Не зарегистрированы? Регистрация

 Пожалуйста, введите код с картинки:



Мы в соцсетях:


           

© 2010-2018 Уполномоченный по правам ребёнка в Санкт-Петербурге. СПб, переулок Гривцова, д. 11 Тел. (812) 576-70-00