Версия для мобильных
 
Логин/e-mail: Пароль:  
Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге
spbdeti.org







О работе Уполномоченного \ События, факты, комментарии \

Детская правозащита для студентов

Уже традицией стала встреча Уполномоченного по правам ребенка и студентов Санкт-Петербургского университета технологий управления и экономики. Прошлогодняя встреча произвела хорошее впечатление на ребят и преподавателей, и Светлану Агапитову пригласили вновь. В этом году студенты были гораздо активнее и уже не только слушали, но и задавали вопросы.



В первой части встречи Светлана Агапитова рассказала о том, как создавался институт уполномоченных в России и Санкт-Петербурге, и о задачах, которые призван решать детский правозащитник. Кстати, одна из основных функций этой должности – правовое просвещение, которое эффективнее всего происходит на подобных мероприятиях.

Помимо общей информации всегда и всем интересно послушать о конкретных делах. И этой теме Светлана Агапитова уделила большую часть времени, тем более, что рассказать есть о чем – за семь лет накопился огромный опыт, как в частных ситуациях, так и в решении системных вопросов.

С большим интересом ребята слушали о семейных конфликтах и службе медиации, созданной при аппарате детского Уполномоченного. Очевидно, что эта тема привлекает внимание вне зависимости от специализации студентов – так или иначе «семейный вопрос» никого не обойдет стороной.


Неизменное любопытство вызывает и проблема изъятия детей из семьи. Хотя тут ходит множество мифов и небылиц, благодаря ажиотажной подаче в СМИ. Одна из студенток даже задала вопрос о 77-й статье Семейного кодекса: насколько четко там «прописаны» критерии, по которым можно забрать ребенка. Светлана Агапитова объяснила, что с трактовкой этой нормы как раз особых проблем не возникает. При Уполномоченном по правам ребенка создана рабочая группа, которая проверяет все случаи, когда детей забирали из семьи. В нее входят представители Общественной палаты и органов исполнительной власти, сотрудник полиции, некоммерческие организации, помогающие семьям с детьми, представители органов опеки и попечительства. Группа работает уже второй год, и пока, все изученные ситуации применения 77-й статьи сомнений с точки зрения законности и соблюдения прав ребенка не вызвали. Сложнее с так называемым «скрытым отобранием»: по акту полиции, по заявлению родителей, находящихся в трудной жизненной ситуации, или по обращению самого ребенка. Именно поэтому эксперты рабочей группы также рассматривают все эти случаи.


А вот проблемы реализации Гаагской конвенции особого внимания ребят не вызвали. То ли тема сложная, то ли в принципе далекая от современного студента. Как и вопрос отсутствия в федеральном законодательстве детей-мигрантов. Впрочем, это понятно, ведь в основном волнует то, с чем сталкиваешься каждый день лично. К примеру, спросили ребята о том, как можно бороться со взрослыми, втягивающими детей в попрошайничество? Светлана Агапитова пояснила, что это действительно сложный вопрос – как правило, это делают родители, а нормы действующего законодательства позволяют без труда уходить от ответственности за подобные деяния.

«Но это не значит, что ничего не надо делать, - отметила детский Уполномоченный. – Как показывает практика больших городов, во многом это вопрос неравнодушного общества. Если люди, видя, что детей используют, не проходят мимо, а сообщают об этом в полицию, или уполномоченному по правам ребенка, то со временем таких прецедентов становится гораздо меньше. Хоть за попрошайничество с детьми практически не наказывают, но люди, занимающиеся этим, понимают, что ребенок на руках привлекает к ним ненужное внимание правоохранителей».

Послушав о широком спектре вопросов, которыми занимается Уполномоченный по правам ребенка, студенты задали вполне логичный вопрос: а кто всем этим занимался до того как появилась такая должность? Светлана Агапитова пояснила, что раньше, как и сейчас за каждым ведомством в структуре власти закреплены отдельные направления из «детской сферы», однако единого центра не существовало. Были попытки учреждать подобную должность в структуре исполнительной власти, но практика показала, что в вопросах правозащиты очень важна независимость.

«В Петербурге


, на мой взгляд, один из самых лучших законов «Об Уполномоченном по правам ребенка», - отметила Светлана Агапитова. – И я всегда говорю, что другим регионам нужно использовать его, как модельный».

Проректор по внешним связям Владимир Дмитриев, организовавший встречу с Уполномоченным, тоже поделился своими впечатлениями о тех временах, когда это закон создавался. Ведь будучи тогда депутатом Законодательного собрания, он принимал непосредственное участие в этом процессе.

«Я помню обсуждения и сомнения о том – нужна ли нам такая должность и что будет делать человек ее занимающий? И тогда казалось, что сфера эта очень узкая – две три проблемы.

А сейчас я вижу, что если человек берется за дело с душой и самоотдачей, выясняется, что на самом деле спектр вопросов очень широк, и в этой работе буквально не видно ни конца, ни края…», - заметил Владимир Дмитриев.

Одна из присутствующих в зале преподавателей поблагодарила Светлану Агапитову не только за интересную беседу, но и за помощь, которую аппарат детского Уполномоченного оказал ей лично. Ей довелось самой обратиться с заявлением и, по ее словам, ситуация на глазах стала исправляться, хотя до этого уже казалась тупиковой. Что ж, наверное, для присутствующих ребят это была наиболее яркая иллюстрация эффективности работы Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге.


Добавить комментарий:

E-mail:   Пароль:

Не зарегистрированы? Регистрация

 Пожалуйста, введите код с картинки:



Мы в соцсетях:


           

© 2010-2018 Уполномоченный по правам ребёнка в Санкт-Петербурге. СПб, переулок Гривцова, д. 11 Тел. (812) 576-70-00