Версия для мобильных
 
Логин/e-mail: Пароль:  
Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге
spbdeti.org








Яндекс.Метрика
О работе Уполномоченного \ События, факты, комментарии \

Отец имеет право общаться с ребенком. Даже если он не родной

В этом году Правительство Российской Федерации планирует внести изменения в Семейный кодекс РФ. Поправки коснутся предоставления права на общение с ребенком тем лицам, которые не приходятся ему родственниками, но долгое время его воспитывали. Документ представят в Правительстве РФ в декабре, а в феврале 2019 – в Федеральном Собрании РФ.

Стоит отметить, что данный вопрос рассматривался Европейским судом по правам человека – в 2015 году ЕСПЧ вынес решение по жалобе Анатолия Назаренко против России. В частности, суд указал на негибкость норм Семейного кодекса РФ, жестко ограничивающих круг лиц, имеющих право на общение с ребенком.

В 2007 году у Анатолия и его жены родилась дочь, однако через три года семья распалась. После развода пара определила, что девочка будет жить по очереди: то у мамы, то у папы.

Весной 2011 года, забирая дочку, Анатолий увидел на её теле несколько синяков. Подозревая, что сожитель бывшей жены избил и изнасиловал девочку, отец решил оставить её у себя. Дочка целый год жила с Анатолием. Следственные органы провели проверку, но никаких доказательств жестокого обращения с ребенком не выявили. Мать девочки обратилась суд, и, несмотря на привязанность малышки к папе, место её жительства определили с мамой. Оба родителя были финансово обеспечены, у обоих были все условия для комфортной жизни ребенка, однако суд решил, что мать лучше позаботиться о дочери.

Однако Анатолий не стал выполнять решение суда, а подал иск о лишении бывшей супруги родительских прав и об определении места жительства дочери с ним. В ответ на это женщина силой забрала дочь, и больше не давала ей видеться с Анатолием. Более того, она заявила, что биологическим отцом ребенка является другой человек и потребовала убрать имя бывшего мужа из свидетельства о рождении и изменить фамилию и отчество дочери.

Была назначена экспертиза ДНК, которая подтвердила отсутствие биологического родства между Анатолием и ребенком, которого на протяжении пяти лет он считал своим. По решению суда отцовство было прекращено, а свидетельство о рождении ребенка изменено. Никаких прав на общение с дочкой у мужчины больше не было.

В 2013 году Анатолий обратился в Европейский суд по правам человека с жалобой о том, что решение российского суда не учитывало интересов ребенка и лишило истца возможности общаться с дочерью. Это, по мнению мужчины, являлось нарушением статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, согласно которой каждый человек имеет право на уважение его личной и семейной жизни.

Это поставило перед Европейским Судом первостепенную задачу: определить возможность считать взаимоотношение между дочерью и ее небиологическим отцом как семейные.

На основании практики Европейского Суда принято считать, что понятие «семейной жизни» в контексте статьи 8 Конвенции не ограничивается отношениями, основанными исключительно на браке или кровном родстве. Оно может быть применено к фактическим «семейным» связям, которые зависят от наличия близких личных взаимоотношений.

Европейский суд принял во внимание, что ребенок родился в законном браке, Анатолий никогда не сомневался в своем отцовстве, воспитывал дочь и заботился о ней в течении пяти лет. Также компетентными органами неоднократно отмечалась сильная привязанность дочери к отцу. Очевидно, что даже в отсутствие кровного родства отношения Анатолия с девочкой могут быть приравнены к семейной жизни.

Общение ребенка с родителями, их отношения и привязанности являются основой семейной жизни, и действия судебных властей должны быть направлены на поддержание этих связей. Государство перед принятием решения обязано было выяснить, соответствует ли интересам ребенка общение с человеком, которого она долгое время считала папой. Европейский суд решил, что, отказав Анатолию в праве на участие в жизни дочери, Россия не исполнила эту обязанность, допустив, тем самым, нарушение статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Россия приняла возражения и согласилась внести изменение в действующее законодательство. Соответствующие поправки уже подготовлены и охватывают собой многие статьи Семейного Кодекса. Они будут регулировать право на общение с несовершеннолетним не только родителей и близких родственников, но и фактических воспитателей.



Мы в соцсетях:


           

© 2010-2018 Уполномоченный по правам ребёнка в Санкт-Петербурге. СПб, переулок Гривцова, д. 11 Тел. (812) 576-70-00