Версия для мобильных
 
Логин/e-mail: Пароль:  
Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге
spbdeti.org







О работе Уполномоченного \ Экспертный совет \

Детский совет: «Не будем ссориться – пусть нам завидуют!»



На первом в этом году заседании Детского совета при Уполномоченном по правам ребенка обсуждали злободневную и весьма непростую тему – конфликты в школе. Как противостоять агрессии сверстников? Можно ли разобраться с проблемами самостоятельно? А если нет, к кому обращаться за поддержкой?

Помочь учащимся разрешать возникающие споры призвана школьная служба медиации. Такая структура сегодня есть в каждом образовательном учреждении северной столицы, однако все они действуют по-разному: статус и структура закрепляются в локальном акте конкретной школы. Городской экспериментальной площадкой по разработке оптимальной модели школьной службы медиации стала школа №323 Невского района – там ребята сами обучились техникам урегулирования споров с привлечением нейтрального посредника.

Открывая заседание, Светлана Агапитова рассказала ребятам о том, что в план мероприятий Десятилетия детства уже внесен пункт о создании единой Концепции развития социальных служб медиации.

«Пока ни в одном субъекте такого документа нет, – отметила омбудсмен. – И конечно, мы особенно заинтересованы в том, чтобы в разрешении детских конфликтов непосредственное участие принимали сами школьники. Сейчас же в большинстве случаев эта роль отводится взрослым».

Уполномоченный озвучила данные интересного исследования, проведенного в школе №516. По результатам опроса 169 учащихся 5-9 классов выяснилось: по мнению самих ребят, среди их сверстников подростков с повышенностью конфликтностью – 51 процент, с частичной – 37 процентов, с низкой – всего 10. Были выявлены и стратегии поведения в конфликтных ситуациях. К сожалению, среди них преобладает соперничество, а на компромисс и сотрудничество готовы менее 40 процентов опрошенных.

«Безусловно, ключевую роль играют обстановка в семье и микроклимат в школе, – подчеркнула Светлана Агапитова. – Если дети и педагоги относятся друг к другу доброжелательно и уважительно, риск конфликтов сильно снижается. Но итоги исследования неутешительны – они свидетельствуют о том, что ссора может возникнуть в любой момент и по любому поводу».

Перед заседанием в школах, где учатся члены Совета, тоже провели опрос на тему конфликтов – всего поучаствовали 386 человек. Анкетирование велось отдельно среди мальчиков и среди девочек. Так, на вопрос, «Что можно считать конфликтом?» у обеих групп больше всего голосов набрали унижение, оскорбление, ссора и драка. Помогают разрешать конфликты чаще всего друзья, на втором месте – родители, потом медиатор, учителя и – в последнюю очередь – психолог (за него отдали голос только двое). При этом больше половины и мальчиков, и девочек не откажутся от помощи в урегулировании спора, если она будет предложена.

Особое внимание Уполномоченный уделила агрессии в интернете – о виртуальном буллинге, или попросту травле в сети, сегодня знает едва ли не каждый подросток. Светлана Агапитова попросила участников Совета рассказать о том, как, по их мнению, следует вести себя в ситуации, когда жертвой буллинга в Сети стал друг или знакомый.

«Думаю, если речь идет об оскорбительных сообщениях, то их нужно просто удалить, а автора заблокировать и закрыть комментарии, в крайнем случае – создать себе новую страничку, – считает ученица 9 класса 661-й школы Владлена. – Реагировать бесполезно, это лишь спровоцирует новую волну».

«Также очень важно оказать жертве нападок моральную поддержку, сказать приятные слова, пожалеть, успокоить, – подхватила десятиклассница Алена. – Но, если ситуация выйдет за рамки интернета, лучше обратиться за помощью к взрослым».

– А могли бы вы посоветовать пострадавшему пойти к психологу, видя, что он не справляется? – поинтересовалась Светлана Агапитова.

– Для начала надо самому уяснить суть проблемы, – уверена Владлена. – Поговорить с человеком, посмотреть, открыт ли он для общения. То есть первым выступает все равно медиатор. И только потом, собрав все материалы, можно сделать вывод, надо ли привлекать психолога.

Такая рассудительность школьниц неслучайна – девочки сами прошли курс медиации и вот уже два года занимаются разрешением конфликтов среди своих одноклассников и не только. Они показали собравшимся презентацию о деятельности их службы, вкратце рассказав обо всех этапах медиации. За два года удалось разрешить пять ссор. Это немного, но вовсе не потому, что в школе все живут дружно – далеко не каждый готов «выносить сор из избы» и делиться своими проблемами. Чтобы это преодолеть, отметили школьницы, необходимо всеми способами популяризировать службу медиации: проводить классные часы и тематические психологические игры, давая возможность всем ученикам выговориться и рассказать о том, что их тревожит. Упомянули докладчицы и о трудностях, с которыми приходится сталкиваться. Главная – отсутствие отдельного кабинета для проведения процедуры примирения, в котором будет спокойно и уютно. Под конец выступления девочки поделились с Советом своим девизом: «Не будем ссориться – пусть нам завидуют!»



В дискуссии приняли участие и профессиональные медиаторы: заведующий экспериментальной площадкой школы №323 Георгий Кузьмин и руководитель независимой службы медиации ГБУ ДО ЦППС Кировского района Оксана Камакина. Они еще раз напомнили основные принципы медиации: добровольность, равноправие, нейтральность и конфиденциальность. Оксана Камакина обратила внимание на главную задачу медиатора – помочь создать такие условия, в которых конфликтующие стороны смогут услышать друг друга.

Коснулись и такого немаловажного аспекта, как конфликт учителя с учеником. Как быть, если педагог никак не может добиться от своего воспитанника адекватной реакции, дисциплины, успеваемости? А учащийся, в свою очередь, проявляет характер, не желая уступать преподавателю? По рассказам ребят, такие случаи возникают сплошь и рядом. Зачастую учитель устает бороться и просто опускает руки, предоставив непослушного индивида самому себе. Результат такого «отречения», по мнению юных членов Совета, может быть самый плачевный – подросток, еще не умеющий принимать взвешенные и ответственные решения относительно своего будущего, рискует окончательно потерять ориентиры и почву под ногами. Что же делать? Договариваться с каждым индивидуально, находить подход, искать компромисс, который окажется под силу каждой из сторон.

«Учителя часто ставят штампы, – рассуждает одна из участниц разговора. – Раз он не слушает, не хочет ничего делать, значит, необучаемый. У нас была подобная история: мальчик в итоге после девятого ушел в колледж, но и там не смог, бросил. Если бы с ним поговорили нормально, поддержали, может, все бы иначе сложилось. А так он увидел, что им больше никто не интересуется, и сам на себя «забил».

Ребята сошлись во мнении, что конфликты с преподавателями проистекают во многом из-за недовольства школьников учебной программой. Так, старшеклассники зачастую просто не хотят тратить время на предметы, которые им в дальнейшем не пригодятся, и протестуют против попыток учителя «вбивать» знания любой ценой.

– Но ведь это не личное желание, а профессиональная задача педагога, – заметил Георгий Кузьмин.

– Однако учитель часто пытается перевоспитать ученика, а это невозможно, – парировала Владлена. – Он должен учить уроку, но не менять характер.

Объяснили ребята и свое недоверие к школьным психологам. Как выяснилось, они не воспринимаются как люди, с которыми можно чувствовать себя свободно и общаться откровенно.

«Психолог сидит в своем кабинете за закрытой дверью, и ты к нему приходишь как на прием к врачу», – поделился своими ощущениями один из школьников.

Кроме того, члены Совета отметили, что психологов редко знают в лицо – именно в силу их некоторой обособленности от образовательного процесса. Решение простое: специалистам нужно больше «пиарить» себя – участвовать в классных часах, проводить внутришкольные мероприятия, чтобы в конечном итоге дети увидели в психологе не просто педагога, а друга.

Подводя итоги заседания, его участники пришли к нескольким выводам. Психологи в школе нужны, если внести в их работы вышеобозначенные коррективы. Медиация пользуется спросом, однако требует популяризации среди учащихся. Многие из присутствующих изъявили желание обучиться на медиатора – всех заинтересованных записали на курсы в 323 школе.


Добавить комментарий:

E-mail:   Пароль:

Не зарегистрированы? Регистрация

 Пожалуйста, введите код с картинки:



Мы в соцсетях:


           

© 2010-2018 Уполномоченный по правам ребёнка в Санкт-Петербурге. СПб, переулок Гривцова, д. 11 Тел. (812) 576-70-00