Версия для мобильных
 
Логин/e-mail: Пароль:  
Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге
spbdeti.org








Яндекс.Метрика
О работе Уполномоченного \ Что делаем \

Линия обороны – порог квартиры

Вилена* и Сергей* в разводе уже почти восемь лет, и примерно столько же они судятся. Предметом затянувшегося спора стала квартира, которую бывший супруг получил за военную службу от Министерства обороны – Вилена считает, что имеет на нее право, как мать. Сергей выдвигает встречные требования – общение с детьми, которого он лишен.

Близнецы Вика и Даня* родились, когда отношения родителей уже трещали по швам. Появление малышей ненадолго сблизило супругов, но, когда им было несколько месяцев, Вилена и Сергей развелись. Дети остались с ней. Еще будучи в браке, Сергей встал в очередь на улучшение жилищных условий. По закону, военнослужащий обеспечивается квадратными метрами из расчета на членов его семьи. Однако очередь подошла уже после того, как брак распался. На тот момент у Сергея была новая семья, в которой тоже воспитывались двое. Двухкомнатная квартира в Шушарах, таким образом, досталась жене и детям от второго брака.

Вилена справедливо возмутилась – а как же Вика и Даня? Они по-прежнему зарегистрированы в «общаге» при войсковой части, в крошечной комнатке на 11 этаже без лифта. Другого жилья нет и не предвидится. «Разве развод родителей может лишать детей права на улучшение жилищных условий?» – рассудила мама и подала иск о признании ребят членами семьи военнослужащего, на которых тоже полагается жилье. Суд доводы принял, и руководство Минобороны выделило Сергею еще одну квартиру, причем на той же улице. Там и поселилась Вилена с детьми.

Казалось бы, спор улажен. Некоторое время все было спокойно: бывшие супруги жили по соседству, но параллельными жизнями, стараясь лишний раз не вступать в коммуникацию. Как уверяет Вилена, общаться с сыном и дочерью отец не выказывал желания. Он утверждает обратное. Как бы там ни было, настоящий конфликт разгорелся декабрьским вечером, когда мама с детьми отправилась на предновогоднее представление. Вернувшись, она обнаружила на двери новый замок. Бывший супруг заявил, что в квартиру больше не пустит, а вещи передаст только в присутствии полицейских.

«Вот так в одночасье он выкинул собственных детей на улицу, не поинтересовавшись, как и где они будут ночевать, – сетует Вилена. – Все наши документы остались дома, у детей не было с собой достаточно теплой одежды, не говоря о том, какой стресс они испытали! Я на свои собственные средства делала в этой квартире ремонт, покупала мебель и все необходимое для того, чтобы дети жили в порядке и чистоте. С самого рождения забота о них лежала только на мне, так называемый отец вообще не проявлял к ним интереса, и тут вдруг резко они ему понадобились? Да они его не знают и бояться!»

А вот как развивались события в изложении Сергея. После того, как он передал бывшей жене ключи от квартиры, которую ему выдали на детей от первого брака, Вилена сразу стала вести себя агрессивно и резко. Во встречах с Даней и Викой отказывала, настраивала их против отца и всячески дискредитировала его роль. Но главное – она почему-то решила, что платить за коммунальные услуги не обязана. В результате накопился долг, о чем Сергею как нанимателю неоднократно сообщали из управляющей компании, требуя расплатиться по квитанциям. В тот злополучный вечер он решил прийти и снять показания счетчиков, пока Вилены и детей нет дома – чтобы избежать очередной ругани и препираний. Однако попасть в квартиру он не смог, так как экс-супруга сменила замки. Разозлившись, Сергей взломал дверь и поставил новые. И решил: пока Вилена не образумится, не пообещает исправно платить за жилье и не прекратит препятствовать контакту с близнецами, обратно ее не пустит.

Однако научить несговорчивую бывшую уму-разуму быстро не получилось: она пошла в контратаку. В итоге спорная квартира пустует, Вилена снимает жилье и забрасывает местное отделение полиции, военную прокуратуру и прочие инстанции жалобами на Сергея, требуя вернуть детям дом. В ответ Сергей обратился в суд, чтобы место жительства детей определили с ним. Что, конечно, немного странно, учитывая тот факт, что у него есть другая семья… Требования не удовлетворили, но война была объявлена. Далее иски посыпались один за другим. Сейчас Вилена хочет получить временную регистрацию в спорной квартире как законный представитель Дани и Вики. Таким образом за ней будет закреплено право пользования жилплощадью.

«Мы с детьми являемся потерпевшей стороной, нам нанесен моральный, материальный и имущественный вред, восемь месяцев мы живем с тремя пакетами вещей, вынуждены снимать другое жилье, – написала Вилена в жалобе Уполномоченному. – В ходе моих обращений в правоохранительные органы ни разу не были проведены следственные действия, которые, уверена, подтвердили бы реальное чинение препятствий в пользовании жилым помещением. Помогите остановить этот беспредел! Ни одна конвенция не поддерживается, конституционные права нарушаются!»

Чтобы дать сторонам возможность спокойно пообщаться в присутствии психолога, Уполномоченный предложила им пройти процедуру медиации. «Однако получился разговор слепого с глухим, – отмечает Светлана Агапитова. – Сергей стоит на своем – он готов пустить Вилену обратно в квартиру, если она будет вести себя адекватно. Мама винит бывшего мужа в издевательстве над детьми. Очевидно, «хороши» оба супруга. Однако формально закон на стороне папы: квартиру он получил на себя и своих детей, Вилена к ней отношения не имеет, проживать там может только с его согласия. Что касается детей, то их право тоже не нарушено, ведь отец зарегистрировал их по новому адресу. Мы сделали запрос в полицию – там сообщили, что обвинения Сергея в самоуправстве подтверждения не нашли, в возбуждении уголовного дела Вилене отказано. Значит, путь только один – искать компромисс. Рано или поздно кому-то из них нужно будет уступить, иначе эта бессмысленная война никогда не кончится».

Также по теме «алименты»

Эта тема в докладе Уполномоченного: Ненадлежащее выполнение родителями алиментных обязательств перед детьми



Мы в соцсетях:


           

© 2010-2018 Уполномоченный по правам ребёнка в Санкт-Петербурге. СПб, переулок Гривцова, д. 11 Тел. (812) 576-70-00