Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге

Родители «подростков из Таврического» жалуются на СМИ и травлю

Они собираются в стаи, еще не зная, что делать.
Может просто полают, а может кого-то заденут.

Группа «Чайф»

Светлана Агапитова побывала в следственном изоляторе и побеседовала с подростками, которые были арестованы в рамках уголовного дела «об избиении в Таврическом саду». История имела широкий общественный резонанс и довольно активно освещалась в средствах массовой информации и соцсетях. Во многом столь повышенный интерес был вызван предположениями о принадлежности несовершеннолетних фигурантов к движению «АУЕ». Сами же они не могут объяснить – откуда появились эти фантазии.

Вскоре после их ареста в приемную детского Уполномоченного пришли родители некоторых подростков и подали заявления, в которых жаловались на процессуальные нарушения, некорректную работу СМИ и травлю в социальных сетях.

Сейчас в следственном изоляторе №4 находятся четверо участников тех событий в Таврическом саду. Трое из них являются фигурантами еще одного уголовного дела. Именно на них и были надеты «браслеты» позволяющие контролировать соблюдение режима домашнего ареста. До того, как в рамках первого уголовного дела им изменили меру пресечения, они провели 1,5 года в этом же СИЗО. Приговор суда позволял находиться вне дома лишь пять часов в день: три в районе проживания и два в пределах Санкт-Петербурга. Встречаться друг с другом им было запрещено.

Четвертый подросток ранее конфликтов с законом не имел, а в Петербург приехал недавно, чтобы учиться в колледже. По его словам, в эту «веселую» компанию в тот самый вечер он попал впервые – пригласила общая знакомая.


Жалоб на условия содержания никто из подростков детскому Уполномоченному не высказал. Предметы первой необходимости есть, передачи приносят, разве что холодильника не хватает. На вопросы про «АУЕ» лишь удивленно пожимают плечами:

«Откуда? Какое АУЕ? Наверное, потому что мы уже были в СИЗО, вот клеймо и прилипло…»

Родителей, которые приходили в приемную Уполномоченного по правам ребенка, вообще возмутило вольное обращение с персональными данными в средствах массовой информации. Полный набор, конечно, никто не выдал, но по частям эту «мозаику» собрать было несложно. В результате, по словам родителей, личные страницы подростков в социальных сетях быстро установили и организовали форменную травлю. Причем, досталось не только фигурантам дела, но и их родственникам.

«Мне вполне понятен гнев пострадавших, но нельзя при этом самим опускаться до противоправных действий и линчевания, тем более братьев и сестер, - считает Светлана Агапитова. – И всегда нужно помнить, что рядом с любым подростковым преступлением всегда стоят взрослые люди. Те, кто не помог, допустил, не принял вовремя мер, не заинтересовал, не занял свободное время...

Агрессия, гнев, конфликтность и прочие деструктивные эмоции и устремления в той или иной степени есть у всех. Весь фокус в том, чтобы трансформировать всю эту негативную энергию во что-то хотя бы нейтральное, а лучше – созидательное. И способ сделать это – тоже ни для кого не секрет – спорт, творчество и труд – лучше этой троицы пока никто не придумал. Но это путь преодоления, работы над собой, и сделать по нему первые шаги непросто. Если взрослый человек в состоянии сам найти этот выход, то ребенку или подростку, разрываемому изнутри негативом, сложно справиться с собой без посторонней помощи.

Вот и тянет их «по линии наименьшего сопротивления» – в сомнительные группы соцсетей, компьютерные игры, деструктивные сообщества, и просто на улицу. Ненормально, когда у подростка, особенно «трудного», уйма свободного времени. Родителям, воспитателям и сотрудникам системы профилактики не стоит забывать старый добрый принцип: «как бы дитя не плакало, лишь бы не тешилось»…

Ведь они – совсем не глупые ребята, прекрасно понимают, как за один вечер испортили себе жизнь, и, я надеюсь, искренне раскаиваются в содеянном. Но это сейчас, в следственном изоляторе. А когда они выходят на улицу, выпивают и собираются группой – ими движет вовсе не разум…

Трое уже находились под следствием, значит, об их склонностях было все хорошо известно. Как получилось, что у них было предостаточно времени и возможностей собраться вместе, выпить и отправиться бродить по городу? О какой профилактике или перевоспитании может идти речь, когда, еще не дождавшись одного приговора, они совершают второе преступление?

И очень правильно, что подобными вопросами задается и Следственный Комитет по Санкт-Петербургу, заявляя, что «следствием будет дана правовая оценка действиям родителей несовершеннолетних, должностных лиц системы профилактики, проверена своевременность превентивных мер по предотвращению преступного поведения».

Отталкиваясь от преступления в Таврическом, волей-неволей хочется узнать – а что же не хватает нашей системе профилактики? Ведь у нас второй по величине город в России, и чего у нас только нет: и подростковые клубы, и дворцы творчества, и спортивные секции, и комиссии по делам несовершеннолетних всех уровней, и спецшколы, и подразделения по делам несовершеннолетних… Чего же не хватает то? А собственно самой системы и не хватает. Нет организации, которая сопровождала «трудного» подростка и знала бы – где он находится, чем занят, и не осталось ли у него свободного времени для глупостей? В большинстве случаев эту функцию выполняют, конечно, родители. Но ситуации бывают разные, и мамы с папами далеко не всегда могут справиться со своими собственными чадами. Вот тут и нужна система, которая придет на помощь…

До недавнего времени в Петербурге работало предприятие «Новое поколение», которое было закрыто из-за финансовых нарушений. Оно как раз и занималось «трудными» подростками системно.

Спору нет – злоупотребления в финансовой сфере, конечно, недопустимы, в них нужно разбираться и наказывать виновных. Но почему из-за этого «повис в воздухе» целый пласт системной работы с «трудными», и ничего не создано взамен? Быть может, преступление в Таврическом – это первый серьезный звонок?

Адрес страницы: http://www.spbdeti.org/id7317