Версия для мобильных
 
Логин/e-mail: Пароль:  
Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге
spbdeti.org








Яндекс.Метрика
О работе Уполномоченного \ Что делаем \

Когда в родителях согласья нет…

В советские времена воспитание детей лежало ответственным грузом на женщине. Когда родители разводились, ребенок оставался с мамой, а с папой, в лучшем случае, раз в неделю ходил погулять. Сейчас ситуация меняется, и в нашей стране появляется всё больше мужчин, осознанно относящихся к своей отеческой роли. Теперь многие супруги на равных заботятся о детях, а в случае развода хотят на паритетных началах их воспитывать. Если не удается договориться миром, папы и мамы готовы объявлять войну за право общаться. Правда, в запале родители иногда забывают о ребенке, ради счастья которого вроде бы и начиналась битва.

Алексей* уверен, что он – прекрасный отец, и еще недавно сомнений в этом ни у кого не было. Но уже несколько месяцев бывшая супруга скрывает от него шестилетнюю дочь Алису*, потому что считает, что общение с отцом приносит девочке больше вреда, чем пользы. Обращаясь за помощью к Уполномоченному, Алексей рассказал всю историю любви с мамой Алисы: как красиво всё началось и чем закончилось. «Надеюсь, что я и Алиса обретём свободу после Вашего вмешательства», - писал мужчина.

Кристина* и Алексей познакомились весной. Они много времени проводили вместе, путешествовали по стране и миру, постепенно узнавая друг друга. К зиме Алексей сделал предложение. Кристина согласилась и познакомила жениха со своей семьей: мамой, отчимом и братом.

«Мы часто бывали у них в гостях, и я заметил странность в общении этой семьи. Когда они собирались вместе, никто никого не слушал, каждый говорил о своём и не интересовался словами, а тем более мыслями и идеями, другого», - вспоминал Алексей. Тут-то у мужчины и закрались первые сомнения: не было ли решение поспешным? Но он был очарован невестой и не придал значения голосу интуиции.

Постепенно аргументов, доказывающих, что Алексей с Кристиной - слишком разные, становилось всё больше. Жених не мог понять, почему его невеста периодически вспоминала своего бывшего мужа, говорила, что хотела родить от него детей, а в то же время всячески пыталась очернить его и представить, как отъявленного злодея. Как-то раз она даже попросила будущего мужа разобраться с «бывшим».

- С чем именно разобраться? Он тебе угрожает? - спросил Алексей.

- Он уничтожил все мои вещи, он должен заплатить за причиненный мне ущерб! - ответила Кристина.

Когда Алексей объяснил, что законных оснований чего-то требовать нет, Кристина предложила действовать «вне правового поля». Жених отказал, и повез невесту во Францию, чтобы она не обижалась.

Ссоры по бытовым и принципиальным вопросам случались всё чаще, в итоге Алексей решил расторгнуть помолвку. Тут выяснилось, что Кристина беременна. «Я не мог отказаться от жизни с моим ребёнком и его матерью», - признался Алексей. Он решил налаживать отношения, но в официальный брак с Кристиной так и не вступил.

«После рождения дочери мы несколько месяцев жили неплохо, но я заметил некоторое отчуждение Кристины. Я использовал любую возможность, чтобы пораньше приехать домой, привозил подарки и цветы; для мамы - свой букет, для дочки – свой», - рассказал Уполномоченному мужчина.

Когда дочке исполнилось полгода, Кристина попросила Алексея подписать соглашение об уплате алиментов. Она объяснила, что так сможет получать дополнительные социальные выплаты. Мужчина согласился на просьбу.

Алиса росла, и Алексей проводил с ней много времени, стараясь всесторонне её развивать. Он гулял с ней в парках и садах, рассказывая о цветах и травах, возил на занятия в бассейн и гимнастику, показывал мультфильмы и кино, читал книги, приучал к классической музыке. В три года Алиса начала заниматься верховой ездой, любимым спортом Алексея.

У Кристины был иной взгляд на воспитание дочери, и Алексею это категорически не нравилось. Например, то, что в кровать ребенка разрешали залезать собаке, а ведь та могла укусить или заразить чем-нибудь. Или то, что малышке позволяли играть пультом от телевизора, в котором были батарейки. А как-то раз Алексей обнаружил Алису одну во дворе дома, а рядом – два больших алюминиевых таза, наполненные водой доверху. «Я объяснил, что может произойти, если оставлять двухлетнего ребёнка без присмотра играть с тазами с водой, стоящими на скользкой траве, но через несколько дней я опять увидел ту же картину. Я заявил, что если подобные действия не прекратятся, то я буду вынужден обратиться в службу опеки. С этих пор Кристина стала относится ко мне враждебно, не скрывая этого. Начались скандалы по надуманным поводам», - вспоминал Алексей.

Но несмотря на частые ссоры, родители каждый раз решали ради Алисы сохранить семью. Между тем разница в воспитании дочери становилась все более очевидной. Кристина ругала Алексея, что он разговаривает с малышкой, как со взрослой, использует в разговоре разные незнакомые ей обороты и термины. Отец же растил гения. «В четыре года дочка могла показать, где находится Большая и Малая медведицы, Полярная звезда, созвездие Андромеда, назвать планеты Солнечной системы по порядку. Могла рассказать, что такое период обращения», - не без гордости делился успехами он.

Как-то раз в сердцах Кристина сказала Алексею, что будет регулировать его отношения с дочерью. На что тот объяснил ей: если до этого дойдет, Алиса выберет его, они будут жить припеваючи, путешествовать по миру, а Кристина останется не у дел.

«После этого разговора я заметил перемену в характере дочки, она стала отдаляться от меня», - заметил Алексей. Девочка стала замкнутой, отказывалась ездить с отцом на тренировки и наступил момент, когда она не захотела к нему подойти. Алексей заподозрил, что на девочку оказывают психологическое давление, и решил прекратить общение с дочкой, чтобы спасти её от травмы. Он выдержал несколько месяцев, но не мог пропустить дня рождения с дочерью.

От знакомых Алексей узнал, где будут отмечать праздник, и пришел поздравить малышку. Он подготовил два подарка: пони, чтобы развить интерес к конному спорту, и мобильный телефон, чтобы девочка могла в любой момент связаться с папой. Но во время праздника Алиса общалась с папой неохотно, не подходила, пока Кристина её не подвела. Постепенно Алексей с дочкой снова сблизились, она стала часто звонить. Тем временем Кристина подала иск в суд на лишение родительских прав и выплаты долга по подписанному много лет назад соглашению об уплате алиментов.

В исковом заявлении Кристина указала, что денег на содержание ребёнка Алексей никогда не давал. Доказать обратное Алексей не мог. «Пока мы вели с Кристиной совместное хозяйство, я тратил свои деньги и отдавал их, не требуя расписок. Я за свой счет построил дом на участке семьи Кристины, и тоже не оформлял документы. Я открыл накопительный счет на имя дочери, покупаю ей всё, что она просит. Но Кристина игнорирует всё, что не приносит прибыли или морального удовлетворения лично ей. Она игнорирует нужды своего ребенка, ограничивает его свободу, подавляет личность, купирует чувства, тем самым наносит вред его здоровью и развитию», - жаловался Алексей.

Судебные разбирательства длились почти год. В требованиях Кристине отказали, но она подала апелляцию, настаивая на выплате долга. Во время процесса Алиса общалась с папой не чаще раза в месяц, и то – по телефону. Потом девочка пошла с садик, и папа стал к ней приходить, забирать на прогулку. Как-то раз он отвез дочку на конюшню. Там они провели весь день, а вечером Алексей получил смс от Кристины: «У Алисы появились сопли, заложило нос, она заболевает. Она лечилась две недели, в садик она вышла совершенно здоровая. Я не против вашего общения, но почему после него она заболевает?»

«Я позвонил Кристине и объяснил, - рассказал Алексей, - что основной причиной заболеваний ребенка считаю состояние эмоциональных качелей от обретения к потере, состояние колебания от короткой эйфории к фрустрации. Я призвал Кристину обратить внимание на нужды дочери. попросил не давить на Алису, не ограничивать её свободу и инициативу. Я не ограничился устным ответом, и отправил письмо по электронной почте, - продолжал Алексей. - Создайте для Алисы условия, и через год спокойной жизни (без запретов и манипуляций), она перестанет болеть», - была основная мысль послания.

Ответа Алексей не получил, и с тех пор не может дозвониться до дочери. Ему пришлось обращаться к Кристине через Уполномоченного: «Уважаемая Светлана Юрьевна, моя дочка находится в беде. Её обманывают, манипулируют её сознанием, угнетают дух. Прошу Вас разобраться в ситуации, помочь нам воссоединиться с Алисой».

Уполномоченный предложила Кристине встретиться с Алексеем для проведения процедуры переговоров, но от медиации женщина отказалась, а обязать её к этому нельзя. Светлана Агапитова посоветовала Алексею через суд определить порядок общения с дочерью, специалисты аппарата готовы в этом помочь. Когда будет определение суда, Кристина должна будет его соблюдать.

Светлана Агапитова: «Я вижу много историй, когда родители не могут поделить ребенка. Не бывает такого, чтобы один из них был на 100% положительный, а второй – абсолютный злодей. В конфликте виноваты оба, и оба могут его погасить. Но для этого надо оставить свои представления о том, «как надо» и «как другой делает неправильно».

Ребенку нужны оба родителя, и заставить выбирать между ними - так же жестоко, как спросить: какая рука тебе нужна больше, а какую отрезать: левую или правую. Если родители заботятся о ребенке и хотят ему добра, они не будут пытаться победить друг друга, а начнут искать компромисс».

*Имя изменено.

Эта тема в докладе Уполномоченного: Роль службы примирения в разрешении семейных споров


Добавить комментарий:

E-mail:   Пароль:

Не зарегистрированы? Регистрация

 Пожалуйста, введите код с картинки:



Мы в соцсетях:


           




Полезные сайты для детей



       

© 2010-2018 Уполномоченный по правам ребёнка в Санкт-Петербурге. СПб, переулок Гривцова, д. 11 Тел. (812) 576-70-00