Версия для мобильных
 
Логин/e-mail: Пароль:  
Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге
spbdeti.org








Яндекс.Метрика
О работе Уполномоченного \ События, факты, комментарии \

Кто такой «социальный участковый» и чем он поможет?

С 1 июля в Санкт-Петербурге заработало новое учреждение - Центр организации социального обслуживания (ЦОСО). Оно было создано для того, чтобы сделать помощь государства более доступной для граждан, однако город встретил службу «социальных участковых» настороженно. В общем-то, первая реакция на перемены понятна: поначалу не было ясного представления, как новшество впишется в сложившуюся систему и чем будет отличаться от других. Чтобы разобраться в этом, требуются усилия и время, но при работе с людьми возможности «раскачиваться» нет. Когда стали поступать недовольства новой службой, Светлана Агапитова решила побольше узнать, как строится работа Центра и чем вызваны межведомственные сложности.

На сегодняшний день в Петербурге открыты 13 бюро ЦОСО в разных районах города и «головной» офис, расположившийся на улице Антоненко. Туда и отправилась Уполномоченный по правам ребенка.

- Как же к вам сюда приходят граждане, если тут совсем нет доступной среды, - был первый вопрос Светланы Агапитовой директору Центра Тамаре Бондаренко.

- А сюда они и не приходят - здесь у нас нет приёма. Мы работаем с документами, подать которые заявитель может в районных бюро - любом, где ему удобнее, - ответила Тамара Бондаренко.


В ходе беседы с работниками ЦОСО стала очевидна причина большинства непониманий и претензий: «социальный участковый» воспринимается многими как социальный работник, который приходит домой, чтобы прибрать, приготовить еду или посидеть с детьми. Но на самом деле у него другие функции.

Вообще, подобная служба задумывалась давно, с момента вступления в силу закона «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации», который определил порядок предоставления социального обслуживания. Для того, чтобы его получить, нужно подать заявление в компетентный орган, который изучит все обстоятельства и решит, нуждается человек в социальном обслуживании или нет. В случае положительного ответа будет составлена индивидуальная программа предоставления социальных услуг (ИППСУ) с которой петербуржец отправляется в одно из учреждений-поставщиков социальных услуг.

До недавнего времени компетентным органом, определяющим нуждаемость заявителя, были районные Комиссии, в которых работали на общественных началах специалисты разных подразделений администрации. Практика сложилась так, что, получая решение Комиссии о признании нуждающимся, гражданин шел к поставщику социальных услуг, и уже непосредственно там определялось, как именно будут его обслуживать.

У такой системы было несколько минусов. Во-первых, социальные услуги получали одни и те же люди, которые знали, как это сделать. То есть, помощь мог получить только тот, кто до неё «дошел». Нуждающиеся в помощи, но не имеющие возможности подать заявление, оставались без поддержки. «К нам в июле обратился 93-летний ветеран войны, который давно не встаёт, но ни разу не получал социальную помощь. Его жена, узнав об открытии нашей службы, вызвала «социального участкового», который составил программу помощи,» - привела пример Тамара Бондаренко.

Во-вторых, поставщики услуг «вписывали» в ИППСУ только те услуги, которые могут предоставить. Например, приходит мама с ребенком-инвалидом в районный Центр реабилитации и просит занятия в бассейне, назначенные врачом. А ей говорят: «У нас нет бассейна, зато есть сенсорная комната». В ИППСУ попадает то, что есть в Центре, а не то, в чем ребенок действительно нуждается.

В-третьих, поскольку организации сами «назначали» услуги, за которые потом получали финансирование из бюджета, кое-где были злоупотребления. Например, в рекомендациях к программам надомного обслуживания людей пожилого возраста есть такие услуги, как помощь в приготовлении пищи, кормление, переодевание, вынос мусора и так далее. Далеко не все нуждались в полном перечне услуг, но учреждения прописывали по максимуму, чтобы получить за это деньги. Как выполнялись эти услуги - неизвестно, потому что организации сами себя контролировали и оценивали качество.

В-четвертых, заявление на предоставление обслуживания можно было подать только в районной администрации по месту регистрации. Тому, кто жил не по «прописке» или не мог отпроситься с работы, обратиться за помощью было сложно.

«Теперь всех этих проблем не будет», - уверяет Тамара Бондаренко.

Каждый гражданин может прийти в бюро любого района и подать заявление. А признавать гражданина нуждающимся в социальном обслуживании вместо районных Комиссий будет «социальный участковый». Он же определит необходимые заявителю услуги и составит ИППСУ. После того, как заявитель получил этот документ, он может пойти в любую организацию, входящую в городской реестр поставщиков социальных услуг. В нем около 200 учреждений - государственных, частных и некоммерческих.


«Социальные услуги в Петербурге получают около 60 тысяч человек, мы надеемся, теперь еще больше горожан сможет ими воспользоваться. Причем, мы не будем ждать, когда люди дойдут до нас и попросят о помощи. Мы принимаем «сигналы» от органов опеки, врачей, полиции и всех неравнодушных граждан», - объяснила директор службы.

Например, социальному участковому сообщают, что в его районе живет одинокая бабушка, которой некому помочь. Он связывается с этой женщиной, приглашает прийти или сам идет к ней домой и оценивает обстановку. Если понимает: есть нуждаемость и основания для социального обслуживания, помогает собрать необходимые документы и составляет ИППСУ.

«Мы предлагаем людям самим выбрать, где они будут получать помощь. Раньше, когда мама ребенка-инвалида просила определить его в дом-интернат, ей давали путевку в конкретное учреждение. Сейчас мы даём список ДДИ, где ребенка готовы принять прямо сейчас, а где есть очередь, и придется подождать свободного места. Мама может почитать отзывы, определиться со сроками, решить, где ей будет удобнее навещать ребенка и уже потом выбрать. Мы помогаем, объясняем, договариваемся, но решение принимает заявитель», - рассказали специалисты Центра.

Поскольку служба только начала свою работу, возникают сбои. Например, учреждения, работающие с детьми, оставшимися без попечения, рассказали Уполномоченному, что распоряжение ЦОСО о признании нуждающимся поступает к ним через 2-3 недели. Все это время ребенок получает услуги, но непонятно, имеет ли он на это право. Татьяна Бондаренко признала, что такая ситуация могла возникнуть в июле, когда штат был не полностью укомплектован и были сложности с материальным обеспечением. Но сейчас всё делается вовремя. «Я всегда на связи, любые спорные моменты готова обсуждать и искать решения», - заверила она.

ЦОСО пока еще только налаживает межведомственное взаимодействие. Начали со сферы здравоохранения и опеки, потому что в их ведении болеющие и недееспособные граждане. На очереди - система образования и культуры. Сейчас Центр заключает соглашения с медицинскими учреждениями, чтобы те делились информацией о пациентах, которым требуется социальная помощь. Кому-то нужен уход после выписки из больницы, кому-то - лекарства купить, еду приготовить. «Социальные участковые» могут приехать даже в больницу.

Еще один обширный пласт работы, которая сейчас ведется специалистами, - оформление договоров с Центрами содействия семейному воспитанию. Выяснилось, что, хотя сироты, проживающие в учреждении, получали социальное обслуживание, юридически это не было оформлено.

- Индивидуальная программа составляется в течение 10 дней. А если, маме с ребенком понадобилась помощь прямо сейчас, что ей делать? - спросила Светлана Агапитова.

- Срочная помощь оказывается в течение одного дня, - пояснила Тамара Бондаренко. - Но за срочной помощью надо обращаться не к нам, а в районные отделы социальной защиты. А вот после получения срочной услуги, мама идет к нам, и семье составляется индивидуальная программа.

Для получения срочных услуг не требуется регистрация в Санкт-Петербурге; обстоятельства выясняются уже потом. Если были утеряны документы, заявителям помогут их восстановить.

- Еще один важный вопрос, - сказала Светлана Агапитова. - Раньше дети, получающие социальные услуги в одном учреждении, воспользоваться ими в другом не могли. Теперь ситуация изменится? Вот, например, в Центре реабилитации инвалидов в Павловске есть хороший бассейн, который в первой половине дня пустует. И там же, в Павловске, есть ДДИ №4, где нет бассейна, но дети очень в нем нуждается и могли бы утром его посещать. Можно ли теперь разделить ИППСУ?

- Здесь нужно в первую очередь налаживать взаимодействие между организациями, а не разделять программу. Мы попробуем с этим разобраться, - пообещали сотрудники ЦОСО.

Светлана Агапитова: «Это хорошо, что теперь распределение социальных услуг сосредоточено в одном месте - так системные проблемы станут очевиднее, и они быстрее начнут решаться. Например, у города мало кризисных квартир, куда можно поместить маму с разновозрастными детьми или с ребенком-инвалидом. В таких ситуациях помогают только общественные организации.

Также я надеюсь, теперь как-то ускорится процесс создания единой базы семей, которые находятся в трудной жизненной ситуации и которым требуется поддержка государства. Это нужно, чтобы все субъекты профилактики сразу могли подключаться к работе с родителями, не теряя их из поля зрения. Думаю, введение этой базы значительно облегчит работу службы «социальных участковых». О том, кто может получить их помощь и как за ней обратиться, можете узнать в разделе «Полезная информация» нашего сайта».


Добавить комментарий:

E-mail:   Пароль:

Не зарегистрированы? Регистрация

 Пожалуйста, введите код с картинки:



Мы в соцсетях:


           




Полезные сайты для детей



       

© 2010-2018 Уполномоченный по правам ребёнка в Санкт-Петербурге. СПб, переулок Гривцова, д. 11 Тел. (812) 576-70-00